Вход / Регистрация
Жизненное кредо:
Человечность и компетентность

Как не заснуть, когда не спишь уже более суток, а нужно ещё продержаться. У экипажа SIRIUS-23 теперь есть свои рецепты

31-е сутки изоляции: 15.12.23. Депривация (лишение) сна на сутки и более – одно из самых сложных испытаний для экипажа годового изоляционного эксперимента SIRIUS-23. И первая депривация совпала с разгрузкой «грузовика» – нужно было принять запланированную предновогоднюю поставку «с Земли». Испытатель Асгардии врач экипажа Ксения Орлова рассказывает в своём дневнике, как совместить вынужденную «бессонницу» и большую физическую нагрузку, не упасть и не сорваться.

31-е сутки изоляции: 15.12.23

Это был долгожданный день: прибытие грузового корабля. Но в то же время и самый сложный из-за депривации (отсутствия) сна.

Данная внештатная ситуация спланирована по сценарию эксперимента для исследования возможностей человека в стрессовой обстановке. Это важно, когда, например, на космической станции необходим срочный ремонт, который может затянуться на продолжительное время. Поэтому и мы должны пережить то же самое, чтобы у исследователей были данные о возможностях организма в таких условиях, для последующих полезных разработок.

В нашем сценарии депривации постановщики старались продумать максимум физической нагрузки и сложной деятельности, чтобы мы продержались без сна около 40 часов. Именно на этот период согласовывается прибытие грузового корабля, чтобы мы были заняты его разгрузкой, а также генеральная уборка и физические тренировки. Конечно, каждый ждал с волнением этот день, так как в подобных ситуациях никто не оказывался и трудно было предсказать наше поведение и реакции.

Единственное, что мы могли сделать заранее, – это придумать и согласовать деятельность, которая нас будет подбадривать. Например, составили с экипажем свою игру. Её целью было максимально задействовать активность, разные сенсорные системы для раздражения и юмор, чтобы не хотелось спать. И, разумеется, чтобы всё это сопровождалось весёлой музыкой.

День проходил как обычно, и только в 20:00 по циклограмме у нас была «стыковка» с грузовым кораблём, когда мы могли пойти наконец к заветному люку скрытого от нас до сих пор 50-го модуля Наземного экспериментального комплекса. Торжественный эпизод собрались запечатлеть все вместе и, конечно, записали видео.

Перебравшись через короткий переход в виде трубы, мы оказались в новой локации, будто в компьютерной игре. Нужно было всё тщательно изучить и унести по максимуму полезного.

После короткого «брифинга» на месте командир распределил роли. Во всех упаковках была новая поставка продуктов для скорректированного меню (корректировки были внесены после наших дегустаций «изоляционной еды»), дополнительные средства личной гигиены, немного одежды, оборудование для выполнения методик, расходные материалы, медицинские принадлежности и, конечно, подарки от коллег и родных к Новому году.

Мы справились достаточно быстро благодаря слаженной командной работе.

Распаковка и раскладывание – интересный процесс, который сопровождался всем спектром эмоций: радостью, удивлением, смехом и даже слезами, если что-то оказывалось не тем, чем ожидали.

Смешно было благодаря чувству юмора тех, кто занимался баркодированием снаружи: если они затруднялись с определением, то подписывали на этикетках со штрих-кодами так, как в голову приходило. Например, у Лики (Анжелика Парфёнова) от родных передали «какие-то штуки для ресниц», а загруженные для Ксюши конфеты «Птичье молоко» красовались с этикеткой «Птица дивная с её молоком».

Особенно нас радовали пищевые передачи. Например, приятным сюрпризом стал пакет с чаем, конфетами и прочим с открыткой и подписью «От экипажа SIRIUS-21 к Новому году». Впоследствии записали видео со словами благодарности для дежурившей Виктории Кириченко (врач экипажа SIRIUS-21 и дежурный врач в нашем эксперименте на ЦУП).

После этих глобальных задач оставалась ещё одна: генеральная уборка. Но перед ней мы решили восполнить силы с помощью перекуса, около часа ночи. К тому времени мой мозг уже был готов отключаться и начинала болеть голова от длительной напряжённой физической работы. Но бутерброд с колбасой из подарков определённо спасал на время.

Нам нельзя хранить продукты в раскрытых упаковках в холодильниках, так как холодильники предназначены для биоматериалов и реагентов по методикам. Поэтому задача была максимально простой: всё, что нарезано, надо съесть либо сразу, либо максимум в течение дня, чтобы не испортилось. Для всех это была долгожданная возможность побаловать свои вкусовые рецепторы чем-то привычно-вкусно-земным, а не сублимированным и безвкусным, как в нашем ежедневном однообразном меню.

Дальше все приступили с новыми силами к уборке, по окончании которой решили продолжить смотреть сериал, так как нам было запрещено по правилам депривации находиться в своих каютах более чем 15 минут вне методик (чтобы мы не засыпали). В какой-то момент раздался звонок с НП (Наземный пункт). Звонок выполнял роль будильника, если по камерам видеонаблюдения дежурная бригада замечала, что кто-то из членов экипажа засыпает.

В 5 утра у меня и Юры проходила одна из методик по микроциркуляции – «ВСР-ЛДФ-ФС». В шутку и для сокращения мы называем её «ВЛКСМ». Учитывая время проведения, она стала превращаться в пытку для всех участников.

Когда освободились, оставалась ещё пара часов до завтрака и надо было их как-то скоротать. Тут и пригодилась та самая игра, которую мы придумали. Вдоволь насмеявшись, мы уже спокойно смогли сделать утренние процедуры по циклограмме и приступить к завтраку.

После начался вроде как самый обычный день по расписанию, если бы не одно но: без сна мы уже сутки. Наверное, с позиции дежурных бригад и камер наблюдения казалось, что мы и вправду как ни в чём не бывало работаем. Но, признаюсь, это было невероятно сложно.

Днём были психологические тесты и ЭЭГ. Когда ассистировала, несмотря на сильную головную боль, я как-то смогла собраться и отслеживать правильное выполнение методик, будить, если некоторые засыпали. Но на ЭЭГ я осталась в медицинском модуле одна, и это был опасный момент: никто не контролировал, усну я или нет. В итоге поймала себя на том, когда «крен влево начал предвещать падение воздушного судна». Звонков с НП не поступало, но всё же успела пробудиться сама.

Днём я умудрилась даже немного порисовать, а Оля  сделать картинку из пластилина. Время шло невероятно медленно, когда мы смотрели – было рано, а по ощущениям уже поздняя ночь. Нам нельзя употреблять во время депривации сна никаких «стимуляторов»: ни кофе, ни чая, ни шоколада, ничего, что может содержать кофеин.

Это была суббота, день, когда у половины экипажа, в том числе и у меня – душ. Как раз душ меня достаточно сильно взбодрил, настроение определённо улучшилось, в итоге продержалась до 21:00 часа, завершив это сложное испытание.

Особенно порадовало, что, несмотря на напряжённую атмосферу и трудности, никто не срывался, не раздражался и не конфликтовал. Я считаю, что это тоже немалая победа.

СПРАВКА:
 
Изоляционный эксперимент SIRIUS-23 стартовал 14 ноября 2023 года и продлится ровно 365 суток. Всё это время экипаж из шести добровольцев будет находиться в изоляции, в Наземном экспериментальном комплексе ИМБП РАН, выполняя программу медицинских, биологических, психологических исследований и технических экспериментов. 
 
Космическое Государство Асгардия во второй раз участвует в длительном изоляционном эксперименте с научной программой «Оценка влияния изоляции как негативного фактора космического полёта на иммунологический, микробиологический статусы и минерально-костный обмен в организме женщины». В экипаже SIRIUS-23 Асгардию представляет врач аллерголог-иммунолог Ксения Орлова.
 
Участие в изоляционных экспериментах – один из этапов пути к выполнению главной научной миссии Асгардии – рождение первого ребёнка в космосе, что гарантирует бессмертие человеческого рода в случае катастрофы на Земле.
Ещё материалы по теме Асгардия в SIRIUS-23. Записки из изоляции:
 
ТЕГИ
Комментарии
Вы можете оставить комментарий, войдя на сайт под своим логином и паролем или авторизироваться через социальные сети.
КОММЕНТИРОВАТЬ
ЦИТАТЫ