Вход / Регистрация
Жизненное кредо:
Человечность и компетентность

Феномен изоляции. Выходить не захочется?

Испытатель Асгардии космический врач Ксения Орлова продолжает исследовать и познавать себя в 365-суточном изоляционном эксперименте SIRIUS-23. Очередные страницы её дневника повествуют о том, почему, возможно, ей не захочется покидать гермообъект, когда завершится изоляция, и о том, как тренировки на велотренажёре становятся эффективной психотерапией.

85-е сутки изоляции. Запись от 7.02.24 г.

Утро началось с взятия крови для физиологических методик. Вчера днём я подписала 90 пробирок на три ближайших дня (по 2 человека в день). На подготовку ушло около двух часов. При этом я добровольно отказалась от помощи Рустама (исследователь Рустам Зарипов) по этой задаче. Каждый человек подписывает по-своему, своим почерком, и применяет свою логику. Но в таких процессах, как показала практика, лучше единообразие. Когда всё подписано одной рукой, расставлено так, как нужно для удобства в работе, согласно определённой схеме.

Да и в целом мне это занятие нравится. На своей волне одна в сотке (медмодуль), чётко знаю, что ещё нужно сделать или собрать и т. д. На фоне, как всегда, музыка из ноутбука.

Постепенно я отказалась от прослушивания записей модных радиостанций. Поймала себя на очень странной мысли. Вот эти все рекламы, акции, новинки… Не хочу ничего знать об этом после выхода из изоляции. Уже не хочется погружаться в среду, где это всё «кричит» на тебя из каждого угла, «смотрит» с каждого рекламного щита, навязывая, отвлекая, искушая. Не хочется попадать под влияние агрессивного маркетинга, таргетированных объявлений и прочего.

Вероятно, стены НЭКа стали мною восприниматься как защитная оболочка, ограждающая от перенасыщения всего и всем. В разговорах от ребят тоже подобное слышала. Возможно, к концу изоляции некоторым и выходить не захочется…

Вспоминаются случаи из прошлых наших изоляционных экспериментов. Например, когда после 520 суток изоляции экипаж МАРС-500 не спешил в последний день покидать НЭК, сожалея, что придётся пропустить привычный обед в гермообъекте.

Возвращаясь к делам нашим. Для физиологических методик по взятию крови были прописаны специальные условия. Основные я даже распечатала и наклеила на стол в медмодуле. За 10 минут до процедуры взяла многоразовый пластиковый стакан. В него положила несколько кусочков льда, вырезав их ножницами из специального пакета. Сверху на лёд поставила одноразовый стаканчик, меньше размером. В него опустила вакуумные пробирки с гепарином (антисвёртывающий компонент) и поместила эту конструкцию в холодильник.

Для следующей задачи по этой методике, как мы поняли из практики, нужен ещё один ассистент, помимо моего незаменимого главного ассистента – Рустама. Когда я беру кровь, Рустам переставляет и переворачивает наполненные пробирки. Примерно в середине процесса, состоящего из наполнения 15 пробирок на человека, заканчиваются те, что для сыворотки, и мы просим третьего человека достать гепариновые пробирки из холодильника, набираем их и сразу отдаём второму ассистенту обратно – он должен подписать точное время забора крови на специальном влагоустойчивом пакете, затем поставить всё обратно в холодильник, до тех пор, пока не будет завершена вся процедура. Такой сложный метод нужен для максимальной фиксации живых клеток в венозной крови для последующего исследования.

Холодильник находится у входа в модуль, а кровь мы берём на кушетке в конце модуля. Бегать туда-сюда в обработанных антисептиком перчатках оказалось затруднительно. Благо в это время всегда есть кто-то, кто свободен от своих методик и может помочь. Конечно, в экстремальных ситуациях всё способен сделать и один человек. Но чувствуется плюс командной работы – многие процессы ускоряются в несколько раз, когда мы действуем сообща.

Ксюша Шишенина проводит дополнительную физиологическую методику – сбор образцов волос. С разных участков головы аккуратно под корень вырезает пучки примерно по 10 волосинок, срезает лишнюю длинную часть и помещает корневую (ту, которая отросла с момента прошлого сбора) в пробирки. Это необходимо для более точного анализа на некоторые виды микроэлементов и витаминов.

После сдачи и отшлюзовывания всех биоматериалов я приступаю к тренировке. В этот день – моя любимая, на велотренажёре. Нашла для себя в ней важный психологический аспект. Действительно, хочется улучшить показатели, и такая физическая активность мне больше нравится, чем бег. А значит, следует приложить все усилия: не давать себе поблажек и выносливо выполнять то, что прописали постановщики. Интенсивный микроцикл подразумевает почти предел твоих возможностей, с учётом показателей по мощности из прошлого теста. Сначала постепенный разогрев, а потом 20 секунд – максимум, 10 секунд – восстановление, и так примерно раз 10.

Требуется преодоление себя, если есть желание повысить свой результат. Если человек не справляется, он может об этом сообщить, попросить постановщиков сделать протокол более лёгким. А может и просто не выкручивать то, что написано на экране, если не позволяют силы. Всё зависит от самого испытателя: нет тренера, который постоянно стоит над душой и подгоняет. Да и мы не стремимся в олимпийский резерв. Каждый испытатель проводит тренировку самостоятельно, под свою ответственность. Помощь ассистента требуется только в начале, чтобы запустить аппаратуру, а далее – никто не смотрит, установка Cosmed не записывает твои показатели, только пульсовой датчик. Полностью данные записываются во время тестов и на пассивной дорожке. А здесь ты предоставлен сам себе и только ты решаешь, чего хочешь в этот момент.

Не скрою, что крутить «забор» мощностей на максимальных своих показателях не просто. В таких случаях мне помогает… злость. Я включаю тяжёлую музыку в духе репертуара группы Disturbed и сама себя провоцирую во время тренировки на агрессию. Направленную на себя же. Мотивация тут такая: если у меня были силы наедать лишнее и долгое время не заботиться о своей физической форме, значит, у меня найдутся силы их же и побороть. В эти моменты я мысленно ругаюсь на себя: как можно было пустить всё на самотёк, оправдываться модным «принятием себя»?!

Примерно на 7-м «пике забора» становится сложно. Становится больно. Сводит мышцы ног. Я делаю музыку громче и, стиснув зубы, предпринимаю сверхусилие, чтобы было легче дотянуть оставшиеся секунды. На тесте выяснила, что мышцы не повреждаются: на следующий день я не чувствую никакой боли. Значит, ещё есть резерв и можно напрягаться до ощутимого предела. Разве что кардиодатчик помогает ограничивать себя с учётом показателей пульса.

Дополнительный психологический выявленный мною аспект заключается в следующем: такая работа над собой приводит к тому, что больше нет потребности «выбрасывать» агрессию наружу, вымещать на окружающих. Утром сходила на тренировку, разогнала кровь, энергию, боль, переключила внимание на себя – и я уже знаю, что часть «лишних» эмоций сброшена. Естественно, все мы люди и каждому свойственно «закипать» по разным причинам, в разных ситуациях. Но считаю, что лучше я буду разбираться вот так с собой, чем высказывать кому-то что-то.

После такой своеобразной психотерапии ощущения прекрасные. Да, первые минут пять тяжело ходить на выпрямленных ногах из-за забитых четырёхглавых мышц бедра. Но благодаря этому чувствуешь, что тренировка прошла успешно и точно не зря.

После обеда записываю все съеденные продукты в анкету по потреблению еды и жидкости. За три дня до методики «Основной обмен» необходимо начать вести такую анкету для постановщиков, помимо наших обычных дневников питания. Радует, что часть информации из дневника (например, наименование продуктов и вес) можно просто скопировать.

Чуть позже подходит время для ещё одного опросника: по оранжерее. В него входит всего пять вопросов, но с пятью вариантами ответов. Это дополнительная психологическая методика, позволяющая оценить положительное влияние живых растений в изоляции на испытателей.  Заполняем такой опросник каждые две недели.

Вечером Рустам по методике «Морфей» разложил по всем каютам индивидуальные баллистокардиографы «Кардиосон», представляющие из себя металлическую пластину, которую помещают под матрас испытателя.

Прибор фиксирует двигательную активность во сне. Подобное исследование проводится с регулярностью раз в месяц. К пластине подведён через провода датчик включения, который необходимо запустить перед засыпанием и выключить сразу при пробуждении утром. Присутствие пластины ты никак не ощущаешь, но активированный датчик на проводах мигает каждую секунду ярким жёлтым светом, и я стараюсь его расположить на полу, чтобы не мешал засыпать.

День рождения Ксении Орловой

СПРАВКА:
 
Изоляционный эксперимент SIRIUS-23 стартовал 14 ноября 2023 года и продлится ровно 366 суток. Всё это время экипаж из шести добровольцев будет находиться в изоляции, в Наземном экспериментальном комплексе ИМБП РАН, выполняя программу медицинских, биологических, психологических исследований и технических экспериментов. 
 
Космическое Государство Асгардия во второй раз участвует в длительном изоляционном эксперименте с научной программой «Оценка влияния изоляции как негативного фактора космического полёта на иммунологический, микробиологический статусы и минерально-костный обмен в организме женщины». В экипаже SIRIUS-23 Асгардию представляет врач аллерголог-иммунолог Ксения Орлова.
 
Участие в изоляционных экспериментах – один из этапов пути к выполнению главной научной миссии Асгардии – рождение первого ребёнка в космосе, что гарантирует бессмертие человеческого рода в случае катастрофы на Земле.
Ещё материалы по теме Асгардия в SIRIUS-23. Записки из изоляции:
 

 

ТЕГИ
Комментарии
Вы можете оставить комментарий, войдя на сайт под своим логином и паролем или авторизироваться через социальные сети.
КОММЕНТИРОВАТЬ
ЦИТАТЫ