Ученый, предприниматель, общественный деятель, благотворитель
17:09 / 31 января 2017
Лауреат премии «Щит и меч Отечества» Сергей Устьянцев: Главное – движок не перепутать
17:09 / 31 января 2017
По Сергею Устьянцеву, научному редактору с Уралвагонзавода и лауреату премии «Щит и меч Отечества» 2016 года, конца истории нет и не предвидится. Отечественную промышленность питают традиции. В сочетании с новациями они дают возможность технологического рывка.

Сергей Устьянцев, лауреат премии «Щит и меч Отечества»– Откуда такая уверенность, Сергей Викторович?

– Достижения вековой давности до сих пор значимы. Взять для примера завод «Уралтрансмаш». Ему двести лет, но там до сих пор в ходу традиции, заложенные при основании. Да и Уралвагонзавод многое взял из демидовских времён. Именно тогда зародился принцип иметь всё своё: от гвоздя до инженера.

Поточное производство требует минутной точности поставки деталей, а иначе конвейер встанет. Принцип иметь всё своё позволил в годы войны в кратчайшие сроки развернуть на Урале массовое производство танков. Всё потому, что были глубокие традиции, а впридачу – огромная концентрация науки. По мощностям мы уступали Германии кратно, но победили. И это не чудо, а сплав уральского опыта поколений, советской науки и, что скрывать, американских принципов поточного производства, позаимствованных в тридцатые годы.

Собственно говоря, главная тема моей жизни, всех исследований – сочетание традиционных способов и новаторства. В одной из книг, удостоенных премии «Щит и Меч Отечества», редактором выступал, что само по себе прецедент, главный технолог Уралвагонзавода. Он занимался перевооружением предприятия на новую технику. Прочитав работу, с удивлением сказал: «Технологии совсем другие, а внедренческие ошибки те же самые». То есть нет конца истории, опыт востребован, он работает.

– Какая книга ещё не написана?

– Не написана, хотя уже начата, целая серия: «Библиотека Танкопрома». В корпорации УВЗ собраны все предприятия отрасли. Это, по существу, наркомат танковой промышленности. Будет серия книг об участии наших заводов в решении крупных государственных задач, рассказ о месте каждого предприятия в современной корпорации.

– Кто читатель?

– Тиражи этой серии и всех моих книг не рассчитаны на широкую аудиторию. В действительности это пособия действующему организатору производства, чтобы учитывал ошибки предков и не передавал свои промахи потомкам.

– Современные американские технологии находят применение в цехах УВЗ?

– Сегодня США не обладают передовыми технологиями в машиностроении.

– А кто?

– Германия, Швейцария, Япония. Я говорю об этом в своих книгах. Один из выводов, к которому пришёл, работая над темой, – технологии скопировать можно, но они будут работать хуже, чем там, откуда родом. Чтобы они были столь же эффективны, нужен сложный процесс адаптации. Его можно выполнить только своими силами, обладая собственной технологической школой.

На полноценное заимствование способен лишь тот, кто в научно-технологическом развитии близок стране, технология которой копируется. Тут самое важное в следующем: можешь ты это сделать или нет, пусть и по-другому, но главное, чтобы изделие было не хуже, удовлетворяло качеством и ценой.

Одна из моих пятидесяти книг об Усть-Катавском вагоностроительном заводе. Удивительное предприятие – делает трамваи и ракетные двигатели. Там в ходу шутка: «Главное – движок не перепутать». Кстати, электроники много и в том, и в другом. Так вот, когда двигатель отлаживают, его сначала «обкатывают» в Усть-Катаве, а в Москве тот же процесс повторяют по новой, потому что параметры электропитания чуть-чуть, но отличаются. Представляете, какая это работа. Без собственной мощной технологической школы она немыслима.

Почему и царская Россия, и Советский Союз успешно копировали западные достижения? Потому, что сами были на очень высоком технологическом уровне. И у нас есть возможность занять интересное место в производственной цепочке. В том же Китае западные технологии напрямую не работают. А мы умеем адаптировать их под конкретного производителя. Передача технологий – тот конёк, который позволяет нашей науке здорово зарабатывать.

– Почему же она этим не занимается?

– А кто сказал, что не занимается? В индийском городе Авади построен завод, где производят танки Т-90. Оборудование самое лучшее, почти всё куплено на Западе, а технология российская. Об этом просто мало кто знает. Есть ещё очень сильный конёк нашей науки – материаловедение. Школа с опытом, накопленным десятилетиями, институты...

– Какова их судьба?

– Живы они. И не только на Урале. Скажем, ЦНИИ материалов в Санкт-Петербурге, созданный ещё 1913 году. Состоит в корпорации УВЗ и пашет во всю ивановскую. Для танка «Армата» наши учёные создали сталь с управляемой кристаллизацией.

– Это советский задел или…

– Новая разработка, но базирующаяся на советской школе. В танке «Армата» вообще очень много ноу-хау. Но если посмотреть внимательно, они все основываются на хорошей, исторически сложившейся школе.

Сергей Устьянцев, беседовал Сергей Карпачёв

Опубликовано в газете «Военно-промышленный курьер»
№ 4 (668) за 1 февраля 2017 год