Вход / Регистрация
Жизненное кредо:
Человечность и компетентность

Журнал «Социум» №7(19) 1992 год

Символ домовитости, благополучия, мудрости и справедливости

Это – о кошке, уважаемый читатель, об обыкновенной домашней кошке, неизменном обитателе жилища человека с незапамятных времён. Она – олицетворение домашнего уюта, участник детских забав, отдушина тусклых будней одиноких и обделённых судьбой людей.

Судьбы кошки и человека чудным образом переплелись. В фосфорических глазах своего домашнего спутника люди могли читать и читают нечто о самих себе.

Можно говорить о четырёх больших эпохах взаимодействия этого симпатичного зверька и человеческого общества. Истоки такого содружества поначалу были чисто экономическими. Первые земледельцы создавали запасы зерна, которыми охотно пользовались полчища грызунов. Археологи предлагали даже считать одним из свидетельств древнего земледелия обилие на раскапываемом поселении следов деятельности мышей. Для борьбы с ними была использована кошка: в одном из древнейших земледельческих поселений мира, Иерихоне, в слоях VII тысячелетия до нашей эры, найдены костные останки этого древнего домашнего животного. Это была поджарая длинноногая степная кошка. Интересен факт общности термина для обозначения кошки в индоевропейских языках: кот, cat, chat, katze. Видимо, он заимствовался по мере распространения самого животного, в отличие от разнообразия названий собаки, которая могла быть одомашнена разными группами палеолитических охотников.

Так началась первая большая эпоха во взаимодействии кошачьего племени и человеческой цивилизации. Для древнего общества были характерны анимизм (вера в существование душ и духов) и зооморфизм, и потому мировые религии нередко используют кошачьи атрибуты. Особенно ярко это видно по знаменитым египетским богам, среди которых кошка занимала почётное место. Она была тем же степным поджарым животным, что и в Иерихоне, но, возможно, приручена была земледельцами Египта самостоятельно и своим предком имела дикую нубийскую кошку. Звали египтяне кошку звукоподражательно – «миу», что сохранилось и в современной классификации, где особая порода так и называется – миу египетская.

Египетская богиня Бастет, или Баст, изображалась с кошачьей головой. Она считалась символом счастья и любви, покровительствовала плодовитости и деторождению. (Кошки в этом отношении заметно выделяются в мире млекопитающих: в США известна кошка, которая за свою жизнь родила 420 котят). Любовь египтян к кошкам образно описана Геродотом, в словах которого сквозит некоторое удивление такому непонятному для него пристрастию. Трупы кошек, как сообщает Геродот, отвозят в город Бубастис (центр культа богини Баст в Нижнем Египте), бальзамируют, погребают в священных покоях. На одном из некрополей в Бени-Хасан (Центральный Египет) насчитывается до 130 тысяч кошачьих захоронений. Возможно, связь кошки с именем древнеегипетской богини дошла и до наших дней. Считается, что одно из наименований котят и кошечек – Puss, Pussy, Pussycat – это трансформация древнеегипетского Bastit – Pasht.

Апофеозом кошачьего зооморфизма стало продвижение кошек на высшие ступени божественной иерархии. Великий бог солнца Ра порой выступает в образе огненно-рыжего кота. В гробнице XIV в. до нашей эры найдена фреска с изображением великого бога солнца Ра в виде рыжего кота, который отрубает голову дракону – воплощению хаоса и тьмы. Ра выступает в виде рыжего кота и в знаменитой «Книге мёртвых».

Позже кошки пускаются в далёкие путешествия, всё шире осваивая цивилизованный мир Средиземноморья. Считается, что распространили домашнюю кошку мореплаватели – финикийцы. В античном мире она стала атрибутом цивилизованного, благоустроенного образа жизни. На греческих вазах мы видим знатных дам, забавляющихся этим игривым животным. На мозаиках Помпей есть изображение кота, бесцеремонно хозяйничающего на птичьем дворе. С виллами римской знати кошки распространились по Европе вплоть до Британии. Высоконогий поджарый степной кот в ходе этих странствий вступил в мезальянс с европейской лесной кошкой, более коротконогой и мохнатой. Так были заложены основы современных кошачьих пород. До появления домашнего кота римляне использовали против мышей хорьков, ласок и змей. Римский писатель IV в. нашей эры Палладиус специально рекомендует для борьбы с мышами не традиционного для римлян хорька, а именно кота. Не обошла идеологию великой державы древности и кошачья символика: кошка фигурировала на значках римских легионеров как символ ловкости и храбрости; свободолюбивый кот стал символом восстания Спартака.

Суфлер. Рисунок А. Кулинича

Суфлёр. Рисунок: А. Кулинич

Вторая большая эпоха – это средневековье, когда с деградацией античной цивилизации во многих отношениях наступили тёмные времена. Кое-где, правда, теплились старые традиции, и кошки были одним из немногих видов животных, которым разрешалось обитать в женских монастырях. Святой Патрик, распространявший христианство в Ирландии, путешествовал в сопровождении кота-змеелова. Но в целом на кошачье племя обрушилась волна жестокости и бессердечия: кошек сжигали, топили, убивали самыми варварскими способами (эти гонения совпали с отмечавшимся особой жестокостью преследованием прекрасной половины человечества, приведя кое-где даже к падению численности женского населения).

Истоки этой напасти не вполне ясны. Акты жертвоприношения, часто встречающиеся при различных обрядах, затрагивали и кошек. Так, в Пикардии их приносили в жертву при сборе урожая. Но именно церковь объявила кошек сопричастными силам зла и подняла волну людских суеверий. Кот попал в свиту дьявола, а катары (одно из еретических движений) вообще считали кота воплощением дьявола. Гонения на кошек были официально канонизированы. Папа Григорий IX, основатель инквизиции, в булле Vox in Rama среди гнусных вожделений прямо указывал на привязанность к чёрным котам. В качестве представителей сил зла кошки фигурировали на процессах поклонников Люцифера в Марбурге, тамплиеров во Франции. Кошек сжигали и сбрасывали с башен на Пасху и в день летнего солнцестояния. Их сжигали вместе с колдунами и отдельно, изгоняли из дворцов. В 1558 году, например, при коронации английской королевы Елизаветы I было сожжено несколько мешков с кошками. Получил распространение обычай замуровывать кошку, иногда с крысой в зубах, в фундамент строящегося дома. Начав этот жестокий поход, человек всё более подрывал своё достоинство.

Правда, домашняя функция кошек сохранялась, что видно и по миниатюрам, воспроизводящим повседневную монастырскую жизнь. Благоприятное значение придавалось белой кошке, и именно она воспроизведена на известном рисунке А. Дюрера, изображающем Адама и Еву в раю. В реальной жизни кошачья братия продолжала добрые дела и не поддавалась официальному геноциду. В народных представлениях кошка сохраняла своё значение как символ домовитости, благополучия, мудрости и справедливости.

Новая третья эпоха начинается с Возрождения, с утверждения в обществе гуманизма. Кошка прочно входит в жизнь цивилизованного общества как его необходимый компонент, атрибут. Как и в античную эпоху, она становится частью благоустроенного быта. Знаменитый австрийский канцлер Меттерних даже возвёл своему коту мавзолей. В обществе менялись ценностные ориентации, утверждающаяся мораль гуманизма простиралась и на «братьев меньших».

Образ кошки широко распространяется в искусстве и литературе, и это тоже становится примечательной чертой наступающей цивилизации нового времени. Но это был анимализм иного типа, принципиально отличный от египетского, носящего во многом иллюстративный характер. Можно отметить различные тенденции в отношении к кошкам в художественной культуре XVIII–XIX вв.

Разумеется, здесь были свои увлечения и пристрастия, характеризующие личность самого художника. Так, швейцарец Г. Минд всю жизнь рисовал только кошек, за что его иногда называют кошачьим Рафаэлем, а Т. Стейнлейн во Франции выпустил специальный альбом под названием «Кот».

Однако эстетические концепции были разными, и в основном прослеживаются две тенденции. Первая – уважительное внимание к окружающему миру, будь то общество людей или мир животных, – особенно показательна для эпохи гуманизма. Здесь уделяется особое внимание внутренней сущности животного, его психологии и поведению, что в значительной мере предвосхищает современную науку о поведении животных – этологию. Вторая тенденция заметно отличается: это антропоморфизация животного, наделение его человеческими чертами. В этом случае образ кошки часто используется для аллегории, выражения философской концепции и эстетических установок художника или писателя.

Шедевр первой традиции – чеканный рассказ Р. Киплинга о кошке, которая гуляла сама по себе: в нём две характерные черты кошки – независимость и контактность – выражены предельно выпукло. Кошачью сущность прекрасно понимали и подчёркивали в своих произведениях разные художники и поэты.

Рефери. Рисунок В. Казаневского

Рефери. Рисунок: В. Казаневский

Много тонких наблюдений кошачьего поведения у Дж. К. Джерома, посвятившего коту рассказ «Падение Томаса Генри». Многие из нас помнят и любят рассказ А. И. Куприна «Ю-ю» о кошке, дежурившей у постели больного мальчика. Дочь Куприна рассказывала мне, что у этого художественного персонажа был реальный прототип; купринский кот выходил встречать хозяина к парижскому метрополитену за несколько кварталов.

Вторая тенденция, тоже характерная для цивилизации нового времени, была распространена ещё шире. Антропоморфизируя животное, человек как бы приобщает его к своему миру, включает в систему человеческих ценностей. Таковы коты и кошки в прелестных сказках Б. Поттер, на которых воспитывается уже не одно поколение детей многих стран и народов. Обращались к подобному приёму и крупнейшие писатели. Достаточно вспомнить «Житейские воззрения Кота Мурра» Э. Т. А. Гофмана, «Печаль в сердце английской кошки» О. Бальзака, «Записки о кошачьем городе» Лао Шэ.

Особое видение кошачьего образа в своём художественном восприятии мира демонстрируют художники. Кошка вписывается в их эстетическую и философскую концепцию, в стиль и манеру исполнения. У Ф. Гойи в серии «Капричос» как бы воскрешается образ тёмного кота, сопричастного злым силам. Фигуры котов вкомпонованы в сплетенье тел, составляют целое в вихревом движении, обрушивающемся на силы добра и разума. Специфичны коты на известном портрете маленького Дона Мануэля того же художника: напряжённые, подобравшиеся звери уставились на зрителя стекленеющими глазами из затаённого угла. Полная противоположность этим образам – игривые кошки у Ж. Б. Греза; их милая грациозность оттеняет прелесть юных девушек, которых так вдохновенно воспроизводил французский художник. У О. Ренуара есть картина, на которой молодая женщина изображена с кошкой, изящно приподнявшейся на задние лапы. Решённая в зеленоватых тонах, эта композиция создаёт ощущение успокоенности, весенней женственности. Моделью молодой женщины послужила А. Шариго, ставшая затем женой художника; имя кошки – увы! – неизвестно. Полная противоположность этому умиротворяющему образу – напряжённый хищный кот Пикассо с птицей в оскаленной пасти. Жестокость окружающего мира через этот образ вписывается в апокалипсическую картину, предложенную создателем «Герники». Используются образы кошек и для воспроизведения характерных черт национальной психологии. Так, в гравюре на дереве Инагаки Томоо «Шествие кошек» передано чувство сплочённости, коллективизма, устремлённости, характерное для японской нации, успешно шагнувшей из феодальной эпохи в современный мир.

Гуманизм и романтизм нового времени были поколеблены кровавой бойней Первой мировой войны и ещё более – бесчеловечностью и ужасами Второй мировой.

Подоспела и научно-техническая революция с её поразительными технологическими успехами и одновременно усреднённостью массовой культуры. Всё это заставляет полагать, что наступает четвёртая эпоха во взаимодействии кошачьего племени и человеческой цивилизации. Урбанизированный невротик кинулся в поисках истинно гуманных ценностей ко всем проявлениям ретро, к домашним зверям, кошкам и собакам. Здесь ещё царил мир здоровых эмоций. Широко распространились различные попытки компенсировать стрессы – от алкоголя до химических или звуковых наркотиков. В такой ситуации обращение к домашним животным не самый плохой вариант. Анимотерапия, когда присутствие в доме кошки или собаки выводит человека из зоны риска даже после инфаркта, получила в наши дни большое признание.

Диоген. Фото В. Заболотских

Диоген. Фото: В. Заболотских

Кошка обладает высокой эмоциональной честностью. Как отмечал Э. Хемингуэй, «человек в силу ряда обстоятельств порой скрывает своё отношение к собеседнику, кот этого не делает никогда». Высок уровень эстетизма и благоустроенности в доме при наличии красавицы кошки. Очень важно и обратное воздействие. Жестокость по отношению к животным воспитывает жестокость вообще; культура поведения начинается с отношения к меньшим братьям. Отечественные интеллектуалы ввели в обращение термин «экология культуры». Совершенно очевидно, что домашние животные, и кошки в том числе, важный компонент этой экологической системы. Поэтому многочисленные общества охраны животных или клубы любителей кошек – это не прихоть отдельных индивидов, а необходимый элемент сохранения человечеством нравственных и моральных ценностей. Недаром в 1977 году в Лондоне была принята «Всемирная декларация прав животных», утверждённая ЮНЕСКО (1978 год). Конечно, помощь кошачьего племени в защите пластмассовых кабелей от грызунов может быть очень важной, но она неоценима в нравственном возрождении звереющего человечества.

Без подъёма культуры и морали нас ждёт превращение в неандертальцев, живущих в комфортабельных пещерах. И их обитателей, одурманенных телевизионным миражом, уже не может спасти кошка, которая, как в киплинговские времена, продолжает ходить сама по себе, являя эталон достоинства и самоуважения.

Из журнала «Природа»

ТЕГИ

Ещё в главе «Человек - общество - природа»:

«Блажен иже и скоты милует» (заметки о движении покровительства животным)
Символ домовитости, благополучия, мудрости и справедливости
«На севере диком» (отрывок из рассказа)
Игорь Рауфович Ашурбейли
Гражданство: Россия
Дата рождения: 9 сентября 1963 года
Место рождения: Баку, Азербайджанская ССР, СССР
Ученая степень: доктор технических наук
Научная деятельность: воздушно-космическая оборона
Место работы: АО «Социум»
Награды и премии: Орден Почета Медаль «300 лет Российскому флоту» Медаль Жукова Медаль «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» Медаль «200 лет Министерству обороны» Нагрудный знак «За отличие в службе» I степени Медаль «В память 850-летия Москвы» Памятный знак «100 лет противовоздушной обороне» Орден «За честь и доблесть» Человек года - 2013 Орден «Святого князя Александра Невского» I степени Орден «Святой Анны» II степени Орден Святого благоверного князя Даниила Московского II степени Орден «Преподобного Серафима Саровского» III степени Медаль «Святого благоверного великого князя Георгия Всеволодовича» I степени Памятный знак «Святителя Николая» II степени
  Все награды

 

ЦИТАТЫ
ЦИТАТЫ
ТЕГИ
ПОДПИШИТЕСЬ НА НАШИ НОВОСТИ!