Вход / Регистрация
Жизненное кредо:
Человечность и компетентность

Журнал «Социум» №3. Март 1991 год

О формуле «природа – деньги – природа» (которая должна прописываться «с головой»)

Немецкий писатель прошлого века Леопольд Шефер как-то заметил: «То, что приобрёл ум, приобретено навеки».

Перефразируя его слова, можно сказать: то, что утрачивается, восстановить можно только умом.

Для кого закон не писан?

Мы живём в мире закономерностей и ограничений, однако далеко не всегда замечаем их, не хотим замечать и следовать им. Так, долгое время нам были «не писаны» законы экологии, да и сейчас мы ещё не стали экологистами. То же и с биологическими законами как в прошлом, так и во многом ещё и теперь. В иных случаях доходит до того, что мы реагируем на них с плохо скрываемым раздражением. Ну как это так, чтоб нельзя было прожить жизнь наоборот – от старости к младенчеству?! И появляются спекуляции о возможности омоложения. Не укрепления здоровья, а именно омоложения. Отсюда один шаг до отрицания правила необратимости эволюции Л. Долло. И мигом из дрозда – в кукушку, и в неё же – из пеночки. Ещё проще – из ели в сосну и из пшеницы – в рожь. Да ведь этот бред исповедовали лысенковцы в конце 40-х – начале 50-х годов нашего (ХХ-го!) века. Даже та истина, что часть не может быть больше целого, до сих пор кое-кому претит.

В учебниках экологии и охраны природы можно прочитать, что некоторые природные ресурсы неисчерпаемы. Сколько ни используй, они не уменьшаются. Этакая чудесная бесконечность... на конечной по размерам Земле. Ресурсы-то – не просто нечто внешнее по отношению к человечеству, а лишь то, что оно может использовать. Когда же мы возьмём в толк, что в нашем лимитированном, вещественно не беспредельном мире всему есть конечный предел.

Заметим, что этот предел ставит прежде всего энергетика. Глобально человечество не может использовать для своих нужд энергии по количеству большей 1% той, что идёт на Землю от Солнца. «Закон одного процента» – это грозный максимум-максиморум, за которым следует полный термодинамический разлад. Фактически общее использование энергии ограничивается 0,2%. Вот и извольте учитывать соотношение приведённых цифр и в хозяйственном росте, и в демографическом развитии, и в межгосударственных отношениях, чтобы не казалось, что конечные величины легко превращать в бесконечные. Надо бежать от наивной веры утопистов, помня, что даже религия куда реалистичнее утопий.

С детства, с юности нас оглупляли марксистско-ленинской философией, точнее лжемарксизмом. И сейчас ещё оглупляют, а не обучают. Она, эта философия, заменила примитивный закон божий, семинарское «докажи бытие божье, опровергни оное опровержение». Уже давно церковные педагоги забыли эту чушь. А в философии остаётся всё та же метода «усвоения предмета». За три года, что мне приходилось чуть ли не еженедельно принимать кандидатский экзамен по философии, лишь один из экзаменовавшихся вразумительно описал категорию диалектики применительно к окружающей жизни. Он оказался преподавателем кафедры философии одного из вузов. Нельзя сказать, что соискатели были совсем уж никудышниками. Дело в ином. Знали – от зубов, что называется, отскакивало. Но, оказывается, ничего не понимали. Ничегошеньки!

Их не учили думать. Только заучивать. Их не учили анализировать. Только критиковать «реакционные учения». Сами же педагоги, когда нужда практического свойства подпирала их работодателей, готовы были поступаться своим идеологическим целомудрием и «заключать в свои объятья» несносные «реакционности». Кто не знает, что в «Философском словаре», в году 1954-ом или 1955-ом, было записано: «Кибернетика – буржуазная лженаука». Однако многие ли любопытствовали, что же писалось в следующем издании того же словаря год спустя? Там, на соответствующем месте, значилось: «Кибернетика – наука коммунизма». Чего там дурака валять! Просто и мило. Никаких тебе раздумий – возьми да заучи.

Впрочем, зачем обращаться к прошлому времени? Сталинизм и застой в умах ой как крепки до сих пор! Вот покритиковал автор совсем недавно, в 1988 году, методы получения белково-витаминных концентратов (БВК). Сослался на законы биологии. Раз, и институт-разработчик – жалобу в учёный совет по месту работы: разберитесь, мол, с супостатом. А Минбиомедпром – так тот депешу прямо в ЦК КПСС. Всё, конечно, современно, обтекаемо, а между строк: «К стенке автора, чего там мешкать! Враг биотехнологии, а потому и народа. Вредитель, подрывающий нашу экономику. Член антипартийного блока антибэвэкашников».

Некоторые стереотипы изжить не так-то просто. Они въелись глубоко и надёжно. Надуманы были даже целые области знания со своими «законами». Например, призванная быть «небезразличной» к экологии политэкономия социализма. Вот уж лженаука-то, хотя по определению в ней не должно быть ни грани буржуазности... Написал и затрепетал душевно – теперь обрушатся на меня политэкономы, как бог свят. Оскорбил их профессиональную честь! Но вот что странно. Неужели они не заметили огромного блока взаимосвязей человека и природы, посвятив этому вопросу и в новых «перестроечных» разработках ничтожно мало места? Неужели не поняли, что эти взаимосвязи следует описать комплексом знания – от экономики природопользования до сплава экологии и других наук?

Мы живём не во времена Адама Смита. Доколь же будем рассматривать человеческое хозяйство и развитие в отрыве от пуповинной связи его с ресурсами природы? И даже не пытаться сформулировать законов этой взаимосвязи. Ведь все экологические беды проистекают практически от одного и того же нежелания считаться с конечностью природно-ресурсного потенциала регионов, планеты в целом. Или мы как и прежде, но по-новому, по-перестроечному не желаем ничего знать?

На словах признали, что наука – это непосредственная производительная сила общества. Ну пусть хоть так – уже что-то. А вот разнообразные природные ресурсы, Земля в целом как глобальный ресурс человечества из нашей политэкономии выпали. Нет формулы природа – деньги – природа. Нет механизма саморегуляции процесса взаимосвязи человеческого хозяйства с природными «запасами». Нам всё ещё чудится бескрайность мира, мы всё ещё не научились определять природно-ресурсный потенциал социально-экономического развития.

Если человечество в кратчайшие сроки не выработает политэкономического механизма саморегулирования своих взаимоотношений с природой, её потенциалом, придут в действие иные механизмы саморегуляции: региональных экосистем и глобальной биосферы. Люди для этих жерновов бытия – мерцающий штрих эволюции.Природа всегда была и всегда в конечном итоге будет сильнее человека. Человек – лишь часть природы. Она его породила, она же может с ним распрощаться.

Не оторваться. Рисунок С. Тюнина

Не оторваться. Рисунок: С. Тюнина

Разбудить конструктивную мысль

Да, долго ещё нам пожинать плоды интеллектуальной косности; она так глубоко въелась, что, не расщепляясь, монолитно находилась в синхронном состоянии со всезастоем в нашей «самой передовой» стране. И разбудить сегодня трезвую, конструктивную мысль не просто. Так сказать, сон учёного разума рождает чудовищ непотопляемого догматизма. Возьмите мифы о безотходной технологии (как много шума вокруг этого!), безотходности экосистем, живых организмов. И напрягаться-то особенно не надо, чтобы «размифологизировать» эти «учёные красивости». А уж последний миф по поводу живых организмов опровергается с лёгкостью необыкновенной. Войдите к себе в спальню, заприте за собой дверь и эдак дней пяток не выходите за её пределы. Никуда! И всё станет ясно: отходен организм или безотходен. Ну а если серьёзно, уже давно установлено, что круговороты веществ в экосистемах незамкнуты, и эта истина вошла даже в элементарные учебники.

Заниматься мифологизированием в науке, как и превращать знания в символ веры, опасно. Там, где начинается вера (в светском, не религиозном смысле этого слова), кончается мысль. К сожалению, именно таково положение с гипотезой ноосферы. Сама идея ноосферы Владимира Вернадского весьма разумна, но конкретное её содержание было буквально вывернуто наизнанку, отчасти и самим автором. Ведь дело-то в том, что разум будет управлять миром на благо людей. Управлять – не значит идти вразрез с законами природы.

Обратимся к конкретным идеям учёного и обнаружим, что одна из них – мысль об автотрофности человечества – противоречит принципу необратимости эволюции. А идея ухода землян в космос, близкая к разработкам Константина Циолковского, идёт вразрез с законами соответствия условий среды генетической предопределённости организма. В космосе людей ждёт только эволюционная смерть. Они – дети Земли... Преклонение перед гениями отнюдь не должно оборачиваться раболепным следованием за ними. И гениям свойственно увлекаться, увлекая простых смертных в заблуждения.

Некритичность, догматизм, в значительной степени атрофия мысли привели к чудовищной путанице в головах. В том числе и у самых добропорядочных и честных людей, искренне стремящихся разорвать путы безмыслия. А в море новой информации, свежих знаний, их глубочайшей взаимосвязи, комплексности утонула узкая специализация. Возникла ситуация, когда каждый специалист может искренне стараться творить добро, а в результате ведомственно разрозненных усилий возникает зло. Сложившееся положение очень хорошо иллюстрирует не столько жутко занимательная, сколько занимательно-жуткая история.

Пошёл пациент по врачам. Зашёл к окулисту.

– Ну что это, батенька, у вас за глаза! Дрянь. Очки зачем-то носите. Приходите, я вам вставлю глаза орла!

Потом стоматолог:

– Негодные у вас зубы. И челюсти – никуда. Вставим вам по крепости акульи. Смотрели фильм «Челюсти»?

И так далее. Каждый врач предлагает, с его точки зрения, лучшие варианты замен.

Операции проходят успешно. Пациент... умирает.

Ещё Кювье сформулировал закон корреляции применительно к живой природе. Как в нашем организме все органы и ткани «притёрты» друг к другу, так и в природе существует закон экологической корреляции энергетического потока, газов, жидкостей, почвенных субстратов, растений, производящих органическое вещество, животных, его поедающих и таким образом регулирующих количество этого вещества, и микроорганизмов, переводящих органику в минеральное соединение.

Пока мы, люди, были всего лишь детьми природы, в биогеохимическом круговороте практически не образовывались антропогенные отходы. Они включались в безмерно более мощный природный оборот. Скажем, овцы паслись на лугах; люди съедали овец; шерсть шла на одежду и кошмы для юрт; кожа, несъедобные внутренности, отчасти кости шли на поделки или доставались собакам. Оставшийся минимум (как и готовые изделия) разрушался с ходом времени. Даже сам хозяин-человек после смерти не оставлял ничего, кроме тленной памяти о себе. Человечество «вписывалось» в биосферный круговорот веществ с его непреложными законами.

За что же мы так Мальтуса?

Но вот социальное развитие вывело людей за пределы биотического круговорота в сферу использования богатства недр и вообще неорганического вещества. Люди сделались глобальной геологической силой. В последние десятилетия начался ещё один этап – синтез новых веществ, неведомых природе. В биотические циклы синтетические материалы в таком огромном количестве войти не могут. Масса возникающих отходов непрерывно растёт с увеличением численности населения Земли, но главным образом с ростом его потребностей. Можно ли снизить объём отходов и какие тут имеются пути?

Исходя из духа и буквы, самой сути закона сохранения массы и энергии, устранить отходы как таковые принципиально невозможно. Реально лишь отходы одного предприятия сделать сырьём для другого. Путь этот прогрессивен, но не беспроблемен.

Масса произведённого продукта в итоге промышленного цикла превращается в отходы. Их можно подвергать повторной утилизации, нередко более экономной, чем привычное извлечение природных ресурсов и изготовление из них той или иной продукции. Чем полнее мы перерабатываем и используем природные и вторичные ресурсы, тем больше энергии необходимо затратить на эти мероприятия. Закон сохранения и взаимодействия массы и энергии действует и тут.

«Безотходное» производство даже с идеальным использованием отходов одного предприятия в качестве сырья для другого не даёт возможности абсолютной экономии энергии. Это было бы подобно созданию вечного двигателя. Реальна лишь экономия вещества. При этом общая энергетическая эффективность хозяйства неминуемо падает. Расход энергии на каждую единицу продукции растёт. И это закон, преступить который никому не дано.

Прирост энергетических (а следовательно, и экономических) затрат не беспределен. Наступает энергетическое перенасыщение. Дальнейшее искусственное вложение энергии разрушает экосистемы. Энергетические ограничения на локальном уровне хорошо известны в сельском хозяйстве и лимитируют применение удобрений и энергии механизмов обработки земли. Излишнее вложение энергии разрушает почву. Нарушает всю агросистему. Огромный эмпирический опыт и логика вещей подсказывают: хозяйственная, а тем более экологоэнергетическая эффективность не растут строго пропорционально энергетическим вложениям, то есть увеличение вложений труда при изъятии ресурсов из природных систем, как правило, не даёт адекватного роста полезной продукции.

Но позвольте, ведь это же закон убывающей отдачи Мальтуса! (Более известный как закон «убывающего плодородия почвы»). Почти 200 лет мир клянёт этого человека. Клянёт и фактически вторит ему. Ведь это он в своем «Опыте о законе народонаселения в связи с будущим совершенствованием общества» сформулировал правило арифметической прогрессии прироста жизненных благ. Оно было проиллюстрировано таким элементарным примером. Есть участок земли. На нём работает крестьянин. Получает необходимый ему продукт. Но вот на тот же участок приходит ещё один крестьянин (скажем, сын первого). Трудовые затраты увеличиваются вдвое. А урожай – лишь на какую-то часть. Труд третьего крестьянина на том же участке даст ещё меньшую прибавку урожая. Иначе говоря, удвоение энергетических затрат не даёт в таком же размере увеличения эффективности – стопроцентный коэффициент полезного действия недостижим. Вот вам и лженаука, вот вам и реакционное мальтузианство, третируемое до полуэкстаза!

Впрочем, чего там! Живых учёных своих, не «импортных», до смерти не щадили (Вавилов, Чаянов, Кондратьев), так неужели церемониться с каким-то попом, давно отлетевшим в мир иной, а тем более с какими-то его идеями!

***

Казалось бы, сколь очевидна необходимость выйти из сомнамбулического состояния. Вырваться из плена благостного неведения «самочувствования» природы. Ан нет. Экология в АН СССР находится на уровне любительства и обыденного сознания. Страна не только не продвинулась вперёд, но откатилась в экологической области назад. В 80-е годы вышла на уровень 50-х. Теперь вновь покатилась в научном отношении под гору. Но куда же, в самом деле, дальше? В первую половину XX или в XIX век? Что хотите, но надо решать дело по-иному.

А для этого нужны комплексные знания, отказ от всяческих панацей и символов слепой веры, учёт и следование естественнонаучным законам жизни природы и общества, соревнование идей, подтверждение их ценности хозяйственными начинаниями. Это бы означало конец научных «ведомств» и «епархий» (копающихся в своих мелких удельных мирках) и предвещало создание единой, лишённой пут догматизма Науки о природе и человеке.

Из книги «СССР – демографический диагноз». (Москва, Издательство «Прогресс», 1990 год)

Природа всегда безупречна. Это человек может позволить себе неряшливость

Природа всегда безупречна. Это человек может позволить себе неряшливость

Николай Реймерс

ТЕГИ

Ещё в главе «Человек - общество - природа»:

О формуле «природа – деньги – природа» (которая должна прописываться «с головой»)
Щедрое дерево (посвящается Никки)
Игорь Рауфович Ашурбейли
Гражданство: Россия
Дата рождения: 9 сентября 1963 года
Место рождения: Баку, Азербайджанская ССР, СССР
Ученая степень: доктор технических наук
Научная деятельность: воздушно-космическая оборона
Место работы: АО «Социум»
Награды и премии: Орден Почета Медаль «300 лет Российскому флоту» Медаль Жукова Медаль «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» Медаль «200 лет Министерству обороны» Нагрудный знак «За отличие в службе» I степени Медаль «В память 850-летия Москвы» Памятный знак «100 лет противовоздушной обороне» Орден «За честь и доблесть» Человек года - 2013 Орден «Святого князя Александра Невского» I степени Орден «Святой Анны» II степени Орден Святого благоверного князя Даниила Московского II степени Орден «Преподобного Серафима Саровского» III степени Медаль «Святого благоверного великого князя Георгия Всеволодовича» I степени Памятный знак «Святителя Николая» II степени
  Все награды

 

ЦИТАТЫ
ЦИТАТЫ
ТЕГИ
ПОДПИШИТЕСЬ НА НАШИ НОВОСТИ!