Вход / Регистрация
Жизненное кредо:
Человечность и компетентность

Журнал «Социум» №8. 1991 год

Новый мировой порядок?

Рисунок: В. Сысоев
Рисунок: В. Сысоев

«Порядок в мире» – общая проблема

Войну в Заливе начали, чтобы утвердить принцип нерушимости международных границ и недопустимости агрессии. Но когда Саддам растоптал основные права человека, оставив курдскому народу только выбор между смертью и изгнанием, геноцидом и высылкой, стражи «нового мирового порядка» отвернули головы, старательно глядя в другую сторону.

В этом вряд ли есть что-то новое. По существу это было приметой всех мировых порядков с незапамятных времён. Всем пока, к сожалению, управляет практическая целесообразность, а не принципы и чаще всего при этом отвергают моральные соображения.

С момента, когда впервые был провозглашён «новый мировой порядок», он был насквозь ошибочной концепцией. В основе этой концепции был расчёт на то, что с тех пор как главный противник – Советский Союз вежливо сошёл с дистанции, «холодная война» более или менее продолжится, хотя и не имея отныне конкретной мишени. И Соединённые Штаты будут на коне, осуществляя своего рода однополюсную гегемонию, после сорока лет двухполюсной американо-советской монополии; Европе и Японии останется молчаливо соглашаться и даже приветствовать лидерство, если не господство Вашингтона, а беспокойный «третий мир» волей-неволей станет передавать свои споры и конфликты на суд США.

Уязвимые места этой концепции были очевидны с самого начала. Не может быть такой вещи, как однополюсная гегемония. Америка, возможно, и испытывает преувеличенное стремление к лидерству, но даже её союзники не всегда и не везде будут склонны следовать за ней. Поддержание или восстановление «порядка» по всему миру, охваченному конфликтами и раздорами, не по силам какому-либо отдельному участнику игры на международной сцене. Никто больше не может поддерживать порядок в мире в одиночку.

Во всяком случае, мы быстро переходим из территориально-военно-политического века в век экономико-финансово-технологический. Мерки, с которыми мы подходим к оценке государства, неумолимо меняются. Соединённые Штаты, ввиду их экономических, бюджетных и социальных затруднений, неизбежно утратят политическое, а в конечном счёте и преобладающее военное влияние. Все остальные могут добиться каких-то относительных выигрышей.

Главные события века разыгрываются в Восточной Европе

Самым значительным событием последних лет можно назвать конец коммунизма и демонтаж того, что было «железным занавесом». Сбылось заветное желание западных демократий.

Теперь, когда всё как будто бы состоялось, главная задача – помочь двум долгое время разделённым половинам Европы вновь развиваться вместе. Свобода, процветание и стабильность – вот цели для Восточной Европы. Если недавно обретшие свободу страны на востоке от старой линии раздела погрязнут в хаосе и нищете, преуспевающая часть континента не сможет долго пользоваться богатством и покоем. Так что главная драма нашего века разыгрывается в Восточной Европе. Здесь, a нe в песках Аравийской пустыни можем мы создать поистине новый порядок.

Когда северогерманские купцы давили на Бисмарка, чтобы он ввязался в свалку из-за Африки в 1880-х годах, он долго сопротивлялся их натиску: «Ваша карта Африки выглядит очень хорошо. Но моя карта Африки в Европе. Вот Россия, а вот Франция, и мы в середине. Это моя карта Европы!».

С тех пор мир изменился – всемирная взаимозависимость уменьшает ту отстранённость, которая нашла выражение в афоризме «железного канцлера»: Болгария «не стоит костей одного померанского мушкетёра». Тем не менее, когда речь заходит об определении приоритетов, Западной Европе можно было бы посоветовать обратиться к странице из книги Бисмарка. Наш Ближний Восток лежит сразу за Эльбой, а наш Средний Восток начинается на Буге.

Тенденции, которые, вероятнее всего, оставят след в последнем десятилетии XX века – это, во-первых, длительные усилия по превращению Европейского сообщества в «идеальный союз»; во-вторых, стремление воспользоваться прогрессирующей разрядкой, чтобы вернуть Восточную Европу в отчий дом; в-третьих, усилия, направленные на то, чтобы поставить отношения Европы с Соединёнными Штатами и Советским Союзом на менее опасную основу; в-четвёртых, попытка демилитаризовать мировую политику путём крупномасштабного разоружения; в-пятых, необходимость быть готовыми дать ответ на главные вызовы XXI века, такие как нищета в Южном полушарии, вырождение окружающей среды, угроза климатической катастрофы.

Если продлить перечисленные выше тенденции до порога следующего века, то возникает формула, которая значительно отклоняется как от законов «холодной войны», так и от выдвинутой Бушем концепции «нового мирового порядка», ориентированного на США.

Европа, пусть и не очень ровным шагом, продолжит свой путь к единству. Вполне реально ожидать, что к 2000 году в Европейском сообществе будет 24 или даже 30 стран. В это число, вероятно, войдут большинство членов нынешней Европейской ассоциации свободной торговли, три или четыре государства Восточной Европы, может быть, Турция. Кипр, Мальта.

Не все члены ЕС примут идентичные обязательства. Это сделают только государства, составляющие ядро Сообщества, имея в виду своё членство в валютном и политическом союзе. В течение какого-то времени Великий европейский проект будет опираться на геометрию разных величин.

Восточная Германия, Восточная Европа, Советский Союз – все они нуждаются в поддержке. Если, как в бывшей ГДР, эту заботу можно оставить в основном за Бонном, то в развитие остальных восточноевропейцев потребуются вклады многих государств. В понятие «многие» входит и Япония, в которой во всё большей мере следует видеть необходимого партнёра, а не зловредного соперника. Конечной целью должно стать постепенное включение восточноевропейских стран в Сообщество, начиная с ассоциативного и кончая полным членством.

Сообщество не может не позаботиться о путях и средствах сотрудничества с Советским Союзом. Имеются веские основания к тому, чтобы содействовать трудному переходу России от провала к жизнеспособности. Конечно, в первую очередь сами русские должны будут одолеть узкий и трудный перевал, но они нуждаются не только в навигационных советах.

В повестке дня – сдержанность, а не интервенционизм

Когда повсюду ощущается острая нехватка ресурсов, нам, можно считать, повезло, ведь военный элемент в мировой политике больше не играет роли главного фактора, отодвигающего всё остальное. Снова наступили нормальные времена. Конечно, не надо расслабляться, поскольку ещё нет полной уверенности в необратимости процесса реформ в Советском Союзе. Но не следует и преувеличивать остающуюся опасность.

Германия объединена, Варшавский пакт распущен. Если всё пойдёт по плану, то к 1995 году на немецкой земле останется всего полмиллиона солдат – и все они с Запада! Три года назад там было полтора миллиона (из них 600 тысяч в восточноевропейской военной форме).

И не надо заниматься поисками новых угроз. Саддамовский потенциал творить зло сильно раздули. Из многих обсуждаемых ныне мрачных сценариев ни один не представляется по-настоящему вероятным.

Призрак миллионов мародёрствующих иммигрантов, бедствия от местных катастроф в «третьем мире», угроза, исходящая от международной наркомафии и организованной преступности, растущая волна исламского фундаментализма – всё это проблемы, вряд ли подлежащие решению военными средствами.

Усиленно расхваливаемый мировой шериф – это пока ещё персонаж, для которого нет сцены. Время от времени могут понадобиться силы быстрого реагирования, но только в ограниченных контингентах (как, например, в Чаде). В порядке дня ныне сдержанность, а не интервенционизм; требуется разоружение, а не накопление оружия на случай возможных новых опасностей. Нужно радикально сократить экспорт оружия, особенно в страны «третьего мира».

Демократиям давно пора прекратить разжигать распри. Более того, лучше всего было бы воздерживаться от универсализации каждого мелкого регионального конфликта и не вмешиваться в такие конфликты.

Страны Севера, решив свои споры, должны противиться соблазну снова брать на себя бремя белого человека. «Третий мир» (скорее несколько «третьих миров») ждут от Севера помощи для развития, а отнюдь не военной помощи, вмешательства или благочестивой позы.

Многим народам угрожает нестабильность. Корни этих процессов разные, а лекарство может быть одно – развивать сотрудничество на всех уровнях. Таким путём может быть создана крепкая сеть, которая будет держать нас всех вместе как граждан мира – единого и целого.

Из газеты «Гардиан»

Рисунок В. Ненашева

Рисунок: В. Ненашев

ТЕГИ

Ещё в главе «Гражданин - государство - мир»:

Быль о правах
Разговор
Новый мировой порядок?
Игорь Рауфович Ашурбейли
Гражданство: Россия
Дата рождения: 9 сентября 1963 года
Место рождения: Баку, Азербайджанская ССР, СССР
Ученая степень: доктор технических наук
Научная деятельность: воздушно-космическая оборона
Место работы: АО «Социум»
Награды и премии: Орден Почета Медаль «300 лет Российскому флоту» Медаль Жукова Медаль «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» Медаль «200 лет Министерству обороны» Нагрудный знак «За отличие в службе» I степени Медаль «В память 850-летия Москвы» Памятный знак «100 лет противовоздушной обороне» Орден «За честь и доблесть» Человек года - 2013 Орден «Святого князя Александра Невского» I степени Орден «Святой Анны» II степени Орден Святого благоверного князя Даниила Московского II степени Орден «Преподобного Серафима Саровского» III степени Медаль «Святого благоверного великого князя Георгия Всеволодовича» I степени Памятный знак «Святителя Николая» II степени
  Все награды

 

ЦИТАТЫ
ЦИТАТЫ
ТЕГИ
ПОДПИШИТЕСЬ НА НАШИ НОВОСТИ!