Вход / Регистрация
Жизненное кредо:
Человечность и компетентность

Журнал «Социум» №7(19) 1992 год

Нострадамус ХХ века? (парадоксальные идеи и прогнозы Жана Гимпела)

Жан Гимпел
Жан Гимпел

«Конец фантастического Средневековья»: голод, банкротство, войны

Запрет «219 заблуждений» видится Гимпелу символом, ранним знаком вступления Европы в то Средневековье, которое соответствует стереотипу: тёмное, мрачное, с заревом над городами и замками, с отблесками костров, на которых сжигают еретиков, колдунов и ведьм. Упадок (или по меньшей мере спад, начавшийся после того как в 1270 – 1320-х годах было достигнуто плато зрелости и развитие затормозилось) охватил все сферы общества: экономику в целом и сельское хозяйство в частности, финансы, технику, знание, социальные отношения.

Вот какую картину рисует Гимпел. Великолепное процветание подходит к концу. Общество как бы охватывает склероз. Свободный труд, свободная конкуренция индивидов уступают место корпорациям, сковывающим технический прогресс, дух предпринимательства и личную инициативу. Коммуны постепенно утрачивают свободу. Рыцарский дух иссякает, сеньоры разоряются. Хитрые и коварные короли, опираясь на корпорации, усиливают централизацию. Строится всё меньше соборов и, напротив, больше монастырей. Всё большую силу набирают суеверия, мистицизм, оккультные науки. Европу охватывают войны и восстания. И всё это – на фоне экономического и финансового упадка.

В спаде сельского хозяйства, продолжавшемся 150 лет по всей Европе, от Шотландии до Италии и от Пиренеев до русских равнин значительную роль сыграли климатические условия. В XIV веке среднегодовая температура понизилась, стало выпадать больше осадков, начались неурожаи, а в 1315 – 1317 годах Европу поразил голод необычных масштабов. В XI – XIII столетиях он почти исчез из Европы; в XII веке был зафиксирован дважды – в 1125 и 1197 годах, но не охватил всю Европу; в XIII столетии во Франции лишь Аквитания (в 1235 году) испытала голод. В XIV веке голод становится реальностью средневековой жизни. Голод 1315 – 1317 годов, последовавший за двумя сезонами ливневых дождей, в ряде районов Европы унёс до 10% населения.

С конца XIII века всё чаще начинают возникать проблемы и трудности у европейских банков. Гимпел справедливо отметил, что в средневековом обществе, вопреки стереотипным представлениям, было высокоразвитое банковское дело. Действительно, мир Средневековья XII – XIV столетий – это не только уборка урожая, но и рациональные методы деловой практики, финансовые операции, капитал. Финансово-экономический лик феодализма до сих пор не очень хорошо известен, И. Жосюа, исследовавший эту проблему, так и назвал свою книгу: «Скрытое лицо феодализма: первые шаги капитала». Думаю, Гимпел согласился бы с таким подходом к средневековому обществу, тем более, что, по его мнению, капиталистическая система сегодняшнего дня была по сути (в известной степени, оговаривается Гимпел), создана в Италии в начале XIV века. Флорентийские банкиры предоставляли займы королям «развивающихся стран» Европы, точно так же, как ныне западные банкиры субсидируют «развивающиеся страны» Азии и Африки. Однако уже в конце XIII столетия финансовая система Европы начала испытывать трудности.

Первым королём, который провёл девальвацию, вызванную, помимо прочего, военными расходами, был Филипп IV Красивый (1285 – 1314 годы). Первое снижение им курса валюты (1294 – 1295 годы) прошло почти незамеченным, однако меры 1306 года вызвали бунт, что, однако, не помешало королю провести (за год до своей смерти) ещё одну девальвацию.

Вообще правление Филиппа IV очень символично: на него приходится «плато», достигнутое Францией как лидером средневекового мира, то есть одновременно ещё расцвет, но уже и начало заката. В этом смысле правление французского короля Филиппа IV очень напоминает правление Филиппа же, но Второго и испанского (1555 – 1598 годы), на которое приходятся одновременно расцвет и начало заката Испании европейского лидера первой половины XVI века.

Начало XIV века ознаменовалось несколькими событиями, которые, на мой взгляд, окончательно подвели (каждое по-своему) жирную черту под «фантастическим Средневековьем», подтвердили, что оно действительно окончилось. Не удивительно, что произошли они во Франции – центре «фантастического Средневековья». Эти события – конфликт Филиппа IV с тамплиерами и разгром их ордена, пресечение династии Капетингов и начало Столетней войны. Гимпел об этих трёх взаимосвязанных событиях, к сожалению, пишет мало, поэтому задержимся на них.

Финансовые меры не принесли Филиппу IV тех результатов, которые он ожидал. И тогда, в 1307 году, он решил пополнить свою казну за счёт основанного ещё в 1119 году Ордена тамплиеров, или храмовников (temple – храм) и вступил в борьбу с ним.

Орден тамплиеров был весьма богат, его владения были разбросаны по всей Европе, численность орденских рыцарей достигла 15 тыс. человек. Не раз храмовники предоставляли займы королю. Конфликт между королём Франции и тамплиерами носил экономический характер, но не сводился только к экономике, имея ещё несколько измерений. Конечно же, король и купечество были заинтересованы в том, чтобы устранить богатого конкурента, но король, вдобавок, устранял и политического конкурента. С этой точки зрения конфликт между Филиппом IV и тамплиерами, происходивший на фоне «Авиньонского пленения пап» (1309 – 1373 годы), будучи конфликтом Власти светской и Церкви, как бы отражает «развод» между Разумом и Верой и коррелирует с ним. Если в XII – XIII веках между короной и церковью существовало относительное равновесие, то уже в начале XIV столетия королевская власть начинает наступление на власть церковную. Дело тамплиеров – одно из звеньев в этой цепи, демонстрирующее готовность церкви пожертвовать Филиппу IV «крупную фигуру».

Гравюра Ханса Гольбейна-младшего. Сделка. Серия "Пляска смерти"

Гравюра Ханса Гольбейна-младшего. Сделка. Серия «Пляска смерти»

Тамплиеров обвинили в ереси, чернокнижии, разврате и всех возможных грехах. Филипп IV без труда добился поддержки папы Климента V, который был его креатурой (в 1305 году никому не известный прелат из Гаскони Бертран де Го был избран под давлением французского короля новым папой – папой, с которого и началось «Авиньонское пленение», то есть время, когда папа сидел не в Риме, а в Авиньоне). Климент V санкционировал суд над тамплиерами и, по сути, разгром Ордена. Под пытками великий магистр Ордена Жак де Моле (кстати, бывший друг короля и крёстный его дочери) и ещё 122 тамплиера признали обвинения. Жак Моле на процессе признался даже в том, что убил бы Самого Господа Бога, если бы потребовалось. Не все храмовники признали свою вину: 67 наиболее стойких были сожжены. В 1312 году Орден был запрещён во Франции и других странах Европы.

Двумя годами позже Жак Моле должен был публично подтвердить обвинения. Специально для этого напротив Собора Парижской Богоматери был возведён помост. После публичного покаяния великому магистру предстояло пожизненное заключение. Однако, взойдя на помост, де Моле и его ближайший помощник заявили перед толпой о невиновности – своей и Ордена. Король приказал сжечь обоих на следующий день, 19 марта. Охваченный дымом и языками пламени де Моле проклял папу, а также короля и французскую корону до тринадцатого колена и прокричал, что Господь отомстит за него, и не позже чем через год Климент V и Филипп IV попадут на суд Божий и встретятся там с ним – с Моле.

Гравюра Ханса Гольбейна-младшего. Купец

Гравюра Ханса Гольбейна-младшего. Купец

Представьте себе, проклятия Жака Моле сбылись. Через месяц умер Климент V, а ещё через семь месяцев, по не выясненным до конца причинам, скончался цветущий сорокашестилетний Филипп IV. Современники усмотрели в этом Божью кару и посчитали, что сбылось проклятие великого Maгистра. Интересно, что бы они сказали, если бы узнали, что тринадцатый по счёту, начиная с преемника Филиппа IV, король Франции Генрих II был смертельно ранен на турнире и умер в муках, и что 19 марта 1871 года началось восстание рабочих, и образовалась Парижская коммуна? Правда, у современников и в начале XIV века хватало причин считать, что Божья кара свершилась. Эти причины – пресечение династии Капетингов, начало войны с Англией и ослабление Франции. Если в XIV век Франция вступила самой могущественной державой, то выходила из него относительно слабым государством, где правили уже не Капетинги, а Валуа: у сыновей Филиппа IV упорно не рождались мальчики, и в 1328 году династия пресеклась.

Наследовавший Филиппу IV Людовик X правил недолго (1314 – 1316 годы). В 1316 году он умер от воспаления лёгких. Его брат Филипп V, бывший на троне в 1316 – 1322 годах, также не имел сына-наследника и девочки. Поэтому после его смерти был коронован третий брат, Карл IV (1322 – 1328 годы). Хотя он был трижды женат, жёны рожали ему только девочек. Смерть Карла IV, последовавшая 1 февраля 1328 года в Венсенском замке, максимально обострила вопрос о престолонаследии. Все ждали родов его жены – Жанны д'Эвре. На французский трон претендовал король Англии Эдуард III. Его мать, Изабелла, была сестрой Карла IV. Однако французская знать решила ждать родов и назначила регентом будущего короля кузена Карла IV – Филиппа Валуа, представителя младшей ветви Капетингов. 1 апреля 1328 года, после того как было объявлено, что Жанна д'Эвре родила девочку, Филипп Валуа стал королём. Так закончилось длившееся 341 год правление династии Капетингов и началось правление королей династии Валуа, длившееся 261 год. Правда, и Валуа относились к роду Капетингов, были одной из младших ветвей (как и сменившие их Бурбоны, правившие ещё меньше – 237 лет). Коронация Филиппа V – первого Валуа – стала прологом Столетней войны, почти совпадающей с периодом экономического спада и упадка средневекового общества.

Не только Франция получила в начале XIV века своеобразные «чёрные метки» Истории о начавшемся спаде, но и Западная Европа в целом – и во многих сферах жизни. И здесь мы возвращаемся к финансам, к напряжению и кризисным явлениям в денежном обращении. Значительную роль в развитии последнего играли колебания в норме обмена между серебряной и золотой монетой. Золото и серебро «перемещались» из районов, где они ценились меньше, в районы, где они были в большей цене. Когда соотношение золота и серебра в мусульманском мире было 14:1, а в Европе 12:1 или даже 10:1, золото шло на восток, а серебро на запад. Короче, существовал «золотой голод» на Востоке и «серебряный голод» на Западе. Купцы и финансисты наживали целые состояния на колебании норм обмена между двумя зонами средиземноморской региональной системы. Однако в XIII веке произошло изменение: мусульманский мир начал чеканить серебряную монету, а Европа – золотую. В результате серебро пошло на восток, а золото – на запад.

В начале XIV века Европа пережила бум цен на золото. Началось всё в Южной Европе, где в Венеции успех дуката1 вызвал такой спрос на золото, что норма обмена выросла с 13-ти в 1297 году до 14-ти в 1308 году. Во Франции норма обмена росла очень быстро: 4 в 1299 году, 16 в 1309 году, 19 в 1311 году. Пик был достигнут в Германии в 1339 году: 21,6:1!2 Короли, герцоги, графы, епископы – все правители Европы без колебаний предоставляли металл, необходимый для поддержания сильной золотой валюты, жертвуя серебром. Бремя, таким образом, ложилось на плечи простого народа, который получал «своё» серебряной монетой.

К середине XIV века отток серебра вызвал денежный кризис. Хронист Джованни Вийяни писал о катастрофической нехватке серебра, которая создала проблемы для купцов, торговавших текстилем. Они опасались, что цена флорина упадёт слишком сильно по отношению к серебру. Не случайно, что уже в 1337 году стал банкротом банк Скалли, это событие потрясло экономику Европы.

Гравюра Ханса Гольбейна-младшего. Король

Гравюра Ханса Гольбейна-младшего. Король

Кризисные явления в Европе нарастали. В 1339 году английский король Эдуард II провёл дефляцию, чтобы уплатить налоги. Эта мера, ещё более усилившая отток серебра из Европы, способствовала тому, что в 1345 году разорились два крупнейших итальянских банка – Барди и Перуцци. Это совершенно расстроило европейскую финансовую систему. Уровня богатства Перуцци в 1310 –1330 годах не смогли достичь даже Медичи, банк которых в XV столетии был единственным крупным банком Флоренции.

XIV – XV века проигрывают в сравнении с XII – XIII и по такому показателю, как рост цен. Если эпоха «фантастического Средневековья» отличалась ростом цен, то в XIV веке, после того как было пройдено плато 1280 – 1320-х годов, начинается падение цен. В таких условиях происходит и упадок торговли. Гимпел приводит таблицу уровней международной торговли Марселя, Генуи, Англии и Дьеппа в 1270 – 1550 годах. Например, торговля Генуи достигла своего пика в 1293 году, а затем показатели начали снижаться. Наибольший упадок произошёл между 1420 и 1465 годами. Во втором десятилетии XVI столетия генуэзская торговля опять испытала значительный подъём, но уровень 1293 года так и не был достигнут. Более или менее сходным образом обстояло дело с торговлей других городов и стран.

В эпоху упадка торговли и сельского хозяйства группы, ключевые в развитии нововведений, со всё меньшей и меньшей охотой вкладывали средства в развитие техники. Землевладельцы становились абсентеистами. По мере уменьшения рент (следствие усиления сделочной позиции крестьян по отношению к земельной аристократии в XIV – XV веках) средств на нововведения оказывалось всё меньше. Бюргеры и купцы вкладывали деньги в землю. Число умелых ремесленников таяло: упадок и войны, прежде всего Столетняя, не способствовали повышению технической квалификации, за исключением сферы военной техники.

Предел в развитии сельскохозяйственной техники совпал с началом снижения плодородия почвы и снижением темпа экономического роста. Все эти явления были многократно усилены Чёрной смертью, по сравнению с последствиями которой все факторы упадка, о которых шла речь, пустяки.

Маринус ван Реймерсваль. Ростовщики

Маринус ван Реймерсваль. Ростовщики

---

1 Дукат – золотая монета. Название происходит от надписи на монете: «Sittibi Kriste datus quem tu ipse reqes ducatus». («Так тебе, Христос, предан тот, кого ты наставляешь, Владыко»). – А. Ф.

2Цит. по: J.Jimpel. The medieval machine: The industrial revolution of the middle ages. – Cambridge 1988. – R 223

ТЕГИ

Ещё в главе «Прошлое - настоящее - будущее»:

У конца «третьей эпохи» (к практической теории социальной эсхатологии)
Кратократия
Нострадамус ХХ века? (парадоксальные идеи и прогнозы Жана Гимпела)
При свечах
Игорь Рауфович Ашурбейли
Гражданство: Россия
Дата рождения: 9 сентября 1963 года
Место рождения: Баку, Азербайджанская ССР, СССР
Ученая степень: доктор технических наук
Научная деятельность: воздушно-космическая оборона
Место работы: АО «Социум»
Награды и премии: Орден Почета Медаль «300 лет Российскому флоту» Медаль Жукова Медаль «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» Медаль «200 лет Министерству обороны» Нагрудный знак «За отличие в службе» I степени Медаль «В память 850-летия Москвы» Памятный знак «100 лет противовоздушной обороне» Орден «За честь и доблесть» Человек года - 2013 Орден «Святого князя Александра Невского» I степени Орден «Святой Анны» II степени Орден Святого благоверного князя Даниила Московского II степени Орден «Преподобного Серафима Саровского» III степени Медаль «Святого благоверного великого князя Георгия Всеволодовича» I степени Памятный знак «Святителя Николая» II степени
  Все награды

 

ЦИТАТЫ
ЦИТАТЫ
ТЕГИ
ПОДПИШИТЕСЬ НА НАШИ НОВОСТИ!