Вход / Регистрация
Жизненное кредо:
Человечность и компетентность

Журнал «Социум» №5. Май 1991 год

Либеральный социализм

В №4 журнала «Социум» были опубликованы фрагменты из книги известного итальянского политика и публициста К. Росселли. В них разговор шёл о судьбе социализма и важности новаторского, недогматического отношения к социальным теориям, марксизму в том числе. Извлечения из книги, написанной, напомним, 60 лет назад, вызовут неоднозначное отношение у читателя. Однако, как бы там ни было, идеи автора в чём-то созвучны мировоззрению прогрессивного современного читателя.

В этом номере завершается публикация фрагментов из книги К. Росселли.

Из главы VI

К сожалению, медленная, но необратимая эрозия марксистского социализма не сопровождалась мощным восстановительным процессом. Старая вера отпала, но новой не возникло. Началось медленное дрейфование, а когда пришлось занять твёрдую позицию, приверженцы прежнего учения оказались ещё более отставшими, напуганными пройденным путём. Старая гвардия вновь зацепилась диалектическими крючками за священные книги; молодые потеряли твёрдость, оказавшись между мертвящим догматизмом и тяжелейшей неопределённостью. Монология марксизма... отучила слишком многих нетрадиционно рассуждать, свободно судить о проблемах социализма. Вследствие чего сегодняшнее насильственное раскрепощение вскружило марксистам голову.

В очередной раз критиковать оказалось легче, чем восстанавливать. Но какую ценность представляет критика, если она не сопровождается хотя бы попыткой к восстановлению?.. Нам... хочется вернуть социалистическое движение к его первоначальным принципам, к его историческим и психологическим истокам. Нам бы хотелось показать, что социализм, в конечном счёте, это философия свободы... Свободными не рождаются, а становятся. И остаться свободными можно, лишь поддерживая активным и бдительным сознание собственной независимости и постоянно пользуясь личными свободами.

Вера в свободу – это одновременно провозглашение веры в человека, в его бесконечное усовершенствование, в его способность к самоопределению, в его врождённое чувство справедливости...

Социализм утверждает: абстрактное признание свободы совести и политических свобод для всех людей, занимающее главное место в развитии политической теории, имеет весьма относительную ценность, если большинство людей, в силу внутренних и внешних условий моральной и материальной нищеты, будут не в состоянии оценить её значение и конкретно пользоваться ею. Свобода, если она не сопровождается и не поддерживается минимумом экономической самостоятельности, освобождением от болезненной невозможности удовлетворить насущные потребности, не существует для отдельного индивидуума – это чистейшая выдумка. В этом случае индивидуум является рабом своей нищеты, униженным своей зависимостью, и жизнь представляется ему только в одном аспекте и в одной иллюзии: в материальности. Он свободен по праву, но фактически он раб. И ощущение рабства будет усиливаться вместе с тяготами и иронией положения до тех пор, пока фактический раб не осознает свою правовую свободу и препятствия, чинимые ему обществом, чтобы завоевать это самое общество, остающееся обществом буржуазным.

...Буржуазное общество – это гнойник, буржуазное общество – это нарост из противоречий, пороков, несправедливости; следовательно, его нужно разрушить. Спокойно. В социальном плане разрушать может тот, кто умеет строить; более того, разрушение производится пропорционально становлению, по-другому и не было, поскольку жизнь общества может состоять из остановок и отступлений; остановок и отступлений, от которых первым страдает пролетарий. Уже недостаточно доказывать на бумаге, что социалистическое общество более справедливо и разумно. Необходимо, чтобы оно функционировало на практике; а чтобы оно функционировало, нужны возможности, возможности же просто так не возникают, а в малом количестве они недейственны.

Социализм из абстрактной проблемы справедливости с каждым днём всё более превращается в проблему возможностей...

...Маркс всегда предупреждал социалистов, что социалистическое общество не возникнет из внутренней реформы капиталистического общества, из его системы распределения, но из развития производительных сил. Развивать эти производительные силы, развить их как можно скорее, полнее – вот лучшее средство для приближения нового общества...

...Опыт войны (1914–1918 годы – ред.) и послевоенного времени, в особенности в России, привёл к отказу от централизованной, коллективистской программы, которая делала из государства администратора, универсального руководителя, контролирующего универсальные права и свободы. Никто уже не думает, как это было раньше, что просто сам факт экспроприации, переход от отдельной производительной деятельности к коллективной вызовет фантастические изменения: умножатся производство и богатство, сократится объём работы, труд станет радостным; человек освободится, наконец, от материальной зависимости; автоматически упраздняется борьба, классы, войны; восторжествуют братство, справедливость, мир...

Для серьёзных, образованных, подготовленных социалистов скажу более: для всей руководящей элиты – всё это уже превратилось в такие небылицы, о которых лучше будет промолчать. Всем уже стало ясно, помимо всего прочего, какую опасность таят в себе громоздкий бюрократизм, вмешательство со стороны государства, диктатура некомпетентности, зажимание любой самостоятельности и индивидуальной свободы, нехватка стимулов как у руководителей, так и у исполнителей. Не говоря уже о проблеме счастья.

В настоящее время в политическом лагере преобладает тенденция в пользу таких форм управления, которые были бы как можно более самостоятельными, гибкими, соотносимыми с различными предприятиями: формы муниципальные, кооперативные, профсоюзные, гильдии, тресты, смешанные формы, увязывающие общие интересы с частными, индивидуальные и семейные формы, в зависимости от традиций, техники, среды и так далее. О государстве промышленном, коммерческом, аграрном все имеют весьма смутное представление, если только речь не идёт об основных коммунальных услугах. Скажем более: ни один социалист уже не решается поддерживать априорно, в общем виде социализированную формулу. Среди многих видных серьёзных деятелей... начинает расти убеждение, что в некоторых отраслях промышленности самой важной проблемой является демократизация заводского режима и контроля, технического и социального руководства в пользу коллектива...

...Свобода – это не только цель, но также и средство. Свободы нельзя добиться путём тирании или диктатуры и даже получить как дар сверху. Свобода завоёвывается, самозавоёвывается и сохраняется только путём непрерывной практики своих способностей, своей самостоятельности.

...Для социализма существенно соблюдение либерального или демократического метода политической борьбы, того метода, который вследствие своей глубочайшей сути пронизан принципом свободы.

Это можно сформулировать одним словом: самоуправление. Либеральный метод требует, чтобы народы и классы вместе с отдельными индивидуумами управляли бы сами, собственными силами, без принуждения или авторитарного вмешательства. Его самое большое педагогическое достоинство заключается именно в обеспечении такой обстановки, которая толкала бы всех людей выявлять свои самые лучшие способности, в подготовке таких институтов, которые побуждали бы их активно участвовать в общественной жизни.

В качестве основной предпосылки он выдвигает тот принцип, что свободные убеждения большинства являются как лучшим средством для достижения истины, так и лучшим средством гарантии социального прогресса и обеспечения свободы. В политическом плане следует определить совокупность правил игры, в которой все борющиеся партии обязаны уважать принципы, направленные на обеспечение мирного сосуществования граждан, классов, государств, на сдерживание неизбежных и даже желательных войн в границах допустимого; в согласии на смену у власти различных партий, в направлении в русло законности время от времени возникающих новаторских сил...

...Либеральный метод политической борьбы не терпит строгих определений; он не есть и не может быть ни буржуазным, ни социалистическим, ни консервативным, ни революционным, поскольку по своей природе он примыкает к силам прогресса. Независимо от любой политической тенденции он требует от своих приверженцев веры в разум, священного уважения к человеку, признания за гражданином неприкосновенного самостоятельного существования, твёрдого убеждения, что ничего прочного и продолжительного нельзя создать грубой силой, даже если она поставлена на службу высоким идеалам. Как и все усовершенствованные орудия, он требует высокого уровня гражданственности, будучи сам при этом продуктом цивилизации...

Ни одна реформа не будет достаточно смелой, если её не поддержит большинство, побуждаемое средствами пропаганды. Ни одна перемена не будет слишком радикальной, если не будет опираться на твёрдое одобрение. Проблемой проблем для всех социалистических партий становится представить такую программу, которая могла бы удовлетворить нужды органического большинства населения соответствующих стран...

Возникновение в самом левом крыле движения (коммунистического – прим, ред.) силы, отказывающей социалистам во имя диктатуры в любом праве на самовыражение и существование (как преследования социалистов в России) показало нам основную, существенную ценность свободы и демократических институтов не только как орудия, но и как среды, необходимой для её осуществления. Не является ли Троцкий, проклинающий в своей турецкой ссылке(1) сталинскую тиранию и диктатуру горстки бюрократов, после стольких лет высмеивания «буржуазных» свобод и демократических методов, самым утешительным доказательством насущной необходимости либерализма?..

...Социалисты должны признать, что демократический метод и либеральное жизнеустройство представляют собой значительные завоевания гражданства в современном мире, что должны соблюдаться даже тогда, и прежде всего тогда, когда стабильное социалистическое большинство возьмёт руководство, даже когда основные пункты реформаторской программы станут осуществляться. Это не означает отказа от конечной цели социалистов, но только соблюдение некоторых существенных форм общественной жизни. Социалистам придётся также уважать права инакомыслящего меньшинства, право оппозиции, в каком бы виде оно ни выражалось.

...Социализм станет либеральным в тот день, когда сможет произнести окончательное высокое слово в защиту этого...

(1) Л. Троцкий (1879–1940), политический деятель. В коммунистической партии с 1917 года по 1927 год. В 1929 году за антисоветскую деятельность выслан из СССР. Жил некоторое время на территории Турции, затем переехал в Мексику. Убит в 1940 году агентом сталинских спецорганов.

Из главы VII

По Марксу, люди... по природе несвободны, действуют исключительно под давлением экономических обстоятельств, вынуждены пользоваться производственными схемами и следовать социально-политическим и духовным требованиям. Внутреннее пламя марксизма – его философия исторической необходимости прихода социалистического общества в силу объективного и неизбежного процесса изменения состояния вещей... Отмените монополию в области производства, уничтожьте существующую систему социальных отношений, о чём говорит Маркс, и вы увидите, как автоматически возникнет поколение свободных людей.

Ошибка и иллюзия или, по меньшей мере, величайшая односторонность. Это часто случается с новаторскими предложениями и положениями. Марксизм выделил одну, пусть даже существенную, сторону проблемы, но для обоснования её пожертвовал всеми остальными. К ним относятся основные ценности жизни как личные, так и при социализме социальные, которые не зависят от простого изменения среды, которые всегда и повсюду возникают там, где человек поднимается над животным состоянием, и которые, чтобы быть понятными, требуют образования и усилий длинной череды поколений. Более того, можно сказать, что они представляют собой необходимые условия для этого самого изменения среды, предсказанного социалистами. Если люди не утвердят в себе чувство достоинства, равно как и чувство ответственности, если не будут гордиться свободой и самостоятельностью, если они не раскрепостятся внутренне, – социализма не будет. Будет казарменное государство, прусское государство, государство, свободное по этикетке, но рабское по существу... Социализм сведётся к меланхоличной мечте бюрократов.

Бессилие марксистского социализма перед лицом проблем свободы и морали обнаруживается также и в его относительной неспособности постичь явление фашизма. Он видит в фашизме только жестокое проявление классовой реакции, современную, типичную форму её в условиях капитализма. Буржуазия как бы «вызывает» фашизм для того, чтобы не допустить подъёма борьбы пролетариата. Всё остальное, говорят марксисты, это идеологический дым. С наилегчайшим упрощенчеством, которое им хотелось бы выдать за реализм, они обходят молчанием социальную сторону вопроса, всё то, что характеризует явление фашизма именно с итальянской точки зрения. Но это грубейшая ошибка.

Фашизм нельзя объяснить только классовым интересом. Отряды штурмовиков возникли не только по причине слепой ярости оплачивающих их ретроградных кругов. Сектантство, дух приключений, романтические вкусы, мелкобуржуазный идеализм, националистическая риторика, сентиментальная реакция, вызванная войной, беспокойное желание нового, каким бы оно ни было, – без всех этих причин фашизма бы не было. Из глубоких скрытых пластов расы, из опыта поколений фашизм вырвался подобно взрыву, стимулируемый очевидным классовым интересом, но при этом имея характерные признаки, независимые от классовых критериев. В большевизме XX века можно найти большое количество не только внешних аспектов, присущих фашизму.

Фашизм проявился на итальянской почве, и теперь видно, что он выражает глубокие пороки, скрытые слабости, несчастья, увы, нашего народа, всего итальянского народа. Не следует верить, что Муссолини одержал победу благодаря грубой силе. (В 1922 году он захватил власть в Италии, установил фашистскую диктатуру – прим. ред.). Грубая сила сама по себе никогда не побеждала. Он одержал победу потому, что безошибочно нащупал те точки, где средняя психология итальянцев оказалась особенно чувствительной. Фашизм стал в некотором роде автобиографией нации, отказавшейся от политической борьбы, с культом единодушия, нации, которая бежит от ереси, которая мечтает о сговорчивости, доверчивости, энтузиазме.

Борьба против фашизма не означает, следовательно, простую борьбу против жестокой и слепой классовой реакции, но борьбу против определённого типа мышления, восприимчивости, итальянской традиции, которые свойственны широким слоям народа...

Из книги Карло Росселли «Либеральный социализм». Рим, 1989 (на русском языке)

ТЕГИ

Ещё в главе «Прошлое - настоящее - будущее»:

Либеральный социализм
Экспроприация завтрашнего дня
Оставить две трети мира в покое (или обратить взор с «Юга» на Восток)
При свечах
Возвращение Онегина
Малахит
Игорь Рауфович Ашурбейли
Гражданство: Россия
Дата рождения: 9 сентября 1963 года
Место рождения: Баку, Азербайджанская ССР, СССР
Ученая степень: доктор технических наук
Научная деятельность: воздушно-космическая оборона
Место работы: АО «Социум»
Награды и премии: Орден Почета Медаль «300 лет Российскому флоту» Медаль Жукова Медаль «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» Медаль «200 лет Министерству обороны» Нагрудный знак «За отличие в службе» I степени Медаль «В память 850-летия Москвы» Памятный знак «100 лет противовоздушной обороне» Орден «За честь и доблесть» Человек года - 2013 Орден «Святого князя Александра Невского» I степени Орден «Святой Анны» II степени Орден Святого благоверного князя Даниила Московского II степени Орден «Преподобного Серафима Саровского» III степени Медаль «Святого благоверного великого князя Георгия Всеволодовича» I степени Памятный знак «Святителя Николая» II степени
  Все награды

 

ЦИТАТЫ
ЦИТАТЫ
ТЕГИ
ПОДПИШИТЕСЬ НА НАШИ НОВОСТИ!