Вход / Регистрация
Жизненное кредо:
Человечность и компетентность

Журнал «Социум» №10-11. 1991 год

«Челобитная» истории

Исторья! Ты ведь повторяешься... Без злых историй повторись!

А. Ютонин

Дорогой наш Благожелательный и, надеемся, не чересчур рассеянный (разве что самую малость) читатель! Вот почти и дочитан этот номер «Социума». Осталось позади – точнее, думаем, в вас – нечто предложенное В. О. Ключевским и А. Н. Энгельгардтом, Д. Биллингтоном и А. Камю, Г. Д. Гачевым и А. И. Фурсовым, Филипповой и Н. Секиринским...

Такими своеобычными и разными, подтверждающими, вместе с другими авторами, древнюю, как «дряхлый» досоциалистический мир, истину – история повторяется.

У нас не хотели повторений – а вдруг бы они вытеснили своим напором «завоевания нового строя»! «Не допустить повторений, не пропустить их!» Не случайно выражение лица советского человека можно передать не только словами: «Стой, кто идёт!» (представляете, да?), но и «Стой, что идёт!» А идёт Отечественная история, которая так называемому пролетарскому сознанию всегда была что ржа железу. И то сказать – «про разных там царей и прочих угнетателей»!

Та история идёт к нам в той мере, в какой мы научаемся отличать в ней временное от преходящего, доброе от злого, духовное от пустого, умное от бездарного. Божеское от сатанинского. В какой воссоздаём стерилизованное прошлое и его «душу живу» в доступной полноте жизненных проявлений и, может быть, даже бытовых оттенков. Идёт прошлое, а значит, и мы не стоим на месте.

Не верьте клевете, что мы стоим на месте.

Хоть злые языки про это и звонят...

Мы не стоим недвижно, но все вместе

И дружно подвигаемся... назад.

Это одна из эпиграмм Дмитрия Минаева, достаточно популярного в XIX веке поэта. До чего же предмет её оказался эластичным во времени. «...Подвигаемся назад» – для периода контрреформ конца прошлого столетия звучит саркастически; для конца века текущего – по-программному положительно. Кабы нам достигнуть реформационных высот более чем вековой давности! Так много смысла в малых строчках! Тем и интересна эпиграмма – жанр полуотменённый, полузабытый.

Оконченная летунья.
Эпиграмма-хохотунья,
Эпиграмма-егоза
Трётся, вьётся средь народа...

Ну и так далее. Это уже эпиграмма об эпиграмме Евгения Баратынского. «Трётся, вьётся», а стало быть, всё видит, всё знает и – что, может быть, самое важное – всё предвидит. Тем ещё более интересна. Хотите убедиться? Эпиграмма пореформенной России, «оконченная летунья» по нашему зову «слетела» на страницы «Социума», чтобы среди прочего ответить и на вопрос: повторяется ли история?

Ах, эпиграмма, эпиграмма.

Она – Ваша, дорогой читатель!

Неравнодушное зерцало

Непредвиденье
Когда б предвидели Мефодий

и Кирилл,
Как с ними обойдутся

пра-пра-внуки...

Они б не тратили ни времени,

ни сил,

Стараясь преподать им АЗ и БУКИ.

Ф. Корш

Перебор
О Зевс! Под тьмой родного крова
Ты дал нам множество даров,
Дал людям мысль при даре слова
И в то же время цензоров!..

Д. Минаев

Мы
У нас чужая голова.
А убежденья сердца хрупки...
Мы – европейские слова
И азиатские поступки.

Н. Щербина

Вздохи
Ах, неучёна молодёжь! –
вздыхаем...
Ждать oт неё
чего же можно нам,
Учебники доверив попугаям,
А воспитание – ослам?!

А. Закерн

Раздумчивое
Вникая в мир и в жизнь людей,
Да и в себя, как в человека,
Я вижу дичь в душе моей
И в ходе общества от века.
...А вы о папуасах! Эка!

Н. Щербина

Перед сфинксом
Природа – сфинкс. И тем она верней
Своим искусом губит человека,
Что, может статься, никакой от века
Загадки нет и не было у ней.

Ф. Тютчев

Недоуменное
Ты – царь природы?.. Бред! Постой-ка.
Как самочувствие твоё?..
Умерь гордыню: ты ведь только

Лишь скверный подданный её!

А. Ютонин

Чешись!
Чеши затылок, крестианин,
Не дай вновь розог наломать,
Которыми затейник-барин

Привык мужицкий зад чесать.

А. Ютонин

Беспортошное
Дорого всё в мире
От белья до дров...
Дороги квартиры,
Не купить портов.
Эх, напасть, – и в этом
Бедняку отказ...
(Впрочем, по газетам.
Голых нет у нас.)

Неизвестный автор

Много ль надо?
Ну что за Божья благодать:
Крамолы происки убиты;
Корой древесной люди сыты, –
Повсюду тишь, повсюду гладь!

П. Якубович

Эпитафия дурному архитектору
Земля! дави его. Нескладные громады
Настроив, сам тебя давил он без пощады.

А. Илличевский

Мужняя учтивость
«Любезный муженёк! На что это похоже:
Когда останусь я с тобой наедине,

Всегда зеваешь ты?» А муж в ответ жене:
«Ведь ты и я – одно и то же,
Один лишь человек, по мненью моему:
Кому ж не скучно одному?»

Б. Бланк

Патриотическое
Ко всему я исполнен холодности, –
Были б штоф, огурец да селёдка;
Не любил бы и русской народности,
Коли б с ней не вязалася водка.

Н. Щербина

Пропажа
Однажды нам была дарована свобода,
Но, к сожалению, такого рода,
Что вскорости куда-то затерялась.

Читатель, вам она не попадалась?

П. Потёмкин

Невпопад
Божественный огонь, который Прометей
С небес похитил для людей,
Был разум – это всякий знает.
Сей разум иногда нас, правда, освещает,
Но чаще невпопад ведёт –
В украденном добре когда же прок живёт?

Б. Бланк

Метаморфозное
Когда безбожье было в моде,
Он был безбожья хвастуном,
Теперь в прихожей и в приходе
Он щеголяет ханжеством.

П. Вяземский

О чести
Он, честь дворянскую ногами попирая,
Сам родом дворянин по прихоти судьбы,
В ворота ломится потерянного рая,
Где грезятся ему и плети, и рабы.

А. Жемчужников

О духовной скудости
Для творческих идей дух времени –
От лучших замыслов получится урод.
Из мрамора резцом ваяют Аполлона,
Но разве вылепишь его из нечистот?

А. Жемчужников

В трубу?
Все ждёшь каких-нибудь историй.
Трепещешь за свою судьбу,
Ведь из принципов и теорий
Россию выпустят в трубу.

Н. Щербина

Об администрации
В этой внимательной администрации,
Как в геологии, – всюду слои!
Дремлют живые когда-то формации,
Видят отжившие грёзы свои.
Часто разбиты, но изредка в целости
Эти слои! В них особенность есть:
Затхлые издавна окаменелости
Могут порой и плодиться и есть!

К. Случевский

Гаже некуда

Лакеи вообще народ не достохвальный,
Но гаже всех из них лакей официальный.

П. Ершов

Ностальгическое
Что нам билет кредитный, братие,
С зелёным цветом и в кружках?
Он – «отвлечённое понятие»
О настоящих трёх рублях.

Н. Щербина

На колени?
Он в убежденьях непоколебим.
Он – светоч мысли, лик его сияет!
О, на колени пасть бы пред таким!
Да жаль... – подагра вот мешает!

А. Закерн

Прогрессистское
Лоб не краснеющий, хоть есть с чего краснеть,
Нахальство языка и зычность медной груди –
И это часто всё, что надобно иметь,
Чтобы попасть в передовые люди.

П. Вяземский

Неприкасатель
По смерти Фрола Простина
Продажа книг возвещена –
Все новенькие, как с иголки,
И все с обрезом золотым –
Покойник, набивая полки,
Ни разу не коснулся к ним.

А. Илличевский

Где идеи?
Да, притягательны высоки эмпиреи...
Но где идеи, где идеи?!

А. Ютонин

Не один!
...Так будь смелее, гражданин!
Ты не один – когда один!

A. Ютонин

Риторическое
Благонамеренный

И грустный анекдот!
Какие мерины

Пасут теперь народ!

B. Соловьёв

Надпись к изображению Фемиды
В одной руке весы, в другой я меч держу:
Положит мало кто, того я поражу.

А. Измайлов

Картофель в мундире
Я Марса одного недавно назвал
Марсом...
Ну, кажется, скромней не может быть
печать.
Но Марс обиделся и просто лютым
барсом
Хотел меня на части разорвать.
Ведь после этого житья нет в Божьем
мире,
Ведь после этого, отбросив всякий фарс,
Нельзя хулить «картофеля в мундире»,
Чтоб не обиделся иной мундирный Марс.

Д. Минаев

Интимное
Уступи мне. Прошу я не много!
Что ж ты ястребом смотришь, голубка?
Уступи... Я – студент, а студентам,
Ты ведь знаешь, повсюду уступка...

Граф Бенгальский

На планете
Всё в небе стройности полно,
А нам и смысл отмерен скупо:
Планета движется умно,
А люди движутся так глупо!

Н. Щербина

(На восшествие на престол Александра II)
Грустное
Грустно матушке России,

Грустно юному царю.
Царь покойный гнуть лишь выи
Дворню выучил свою.
Грустно! – думаю я часто
Про отечество отцов:
Незабвенный лет ведь на сто
Под себя – ведь это каста –
3аготовил молодцов!

Неизвестный автор

Теперь
Выбросили сор мы –
Вновь торим дорожку,
Делая реформы
Из кулька в рогожку.

Н. Щербина

Подвиженье
Не верьте клевете, что мы стоим на месте,
Хоть злые языки про это и звонят...
Мы не стоим недвижно, но все вместе
И дружно подвигаемся... назад.

Д. Минаев

Не хватит!
Всё юбилеи, юбилеи...
Жизнь наша кухнею разит!
Судя по ним, людьми большими
Россия вся кишмя кишит;
По смерти их, и это ясно,
Вослед великих пустосвятств
Не хватит нам ста Пантеонов
И ста Вестминстерских аббатств...

К. Случевский

Челобитное
Исторья! Ты ведь повторяешься...
Без злых историй повторись!
И если нам не улыбаешься,
Хоть своей Клио улыбнись!

А. Ютонин

У «Зерцала» хлопотали Л. ЗАХАРЕНКО, А. ЗОЛОТАРЁВ

ТЕГИ
Игорь Рауфович Ашурбейли
Гражданство: Россия
Дата рождения: 9 сентября 1963 года
Место рождения: Баку, Азербайджанская ССР, СССР
Ученая степень: доктор технических наук
Научная деятельность: воздушно-космическая оборона
Место работы: АО «Социум»
Награды и премии: Орден Почета Медаль «300 лет Российскому флоту» Медаль Жукова Медаль «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» Медаль «200 лет Министерству обороны» Нагрудный знак «За отличие в службе» I степени Медаль «В память 850-летия Москвы» Памятный знак «100 лет противовоздушной обороне» Орден «За честь и доблесть» Человек года - 2013 Орден «Святого князя Александра Невского» I степени Орден «Святой Анны» II степени Орден Святого благоверного князя Даниила Московского II степени Орден «Преподобного Серафима Саровского» III степени Медаль «Святого благоверного великого князя Георгия Всеволодовича» I степени Памятный знак «Святителя Николая» II степени
  Все награды

 

ЦИТАТЫ
ЦИТАТЫ
ТЕГИ
ПОДПИШИТЕСЬ НА НАШИ НОВОСТИ!