Вход / Регистрация
Жизненное кредо:
Человечность и компетентность
Мария-Алиса Свердлова

Паломники в центре Земли. Часть I

И, наконец, Израиль! Эту страну открываешь заново, с нуля, всякий раз, когда приезжаешь сюда. Земля обетованная, превратившаяся из земли, в которой «течет молоко и мед», на сотни лет в пустыню, а потом – трудом и потом - за недолгие двадцать лет – снова в цветущий сад. Ерушалаим - «Город мира». Город, где похоронена святая преподобномученица Елисавета Феодоровна. Цель и завершение нашего большого паломничества. Мы приехали, мы здесь – в святом городе, в духовном центре Земли.

Продолжение Паломничества по местам скорбного посмертного пути Великой княгини Елисаветы Феодоровны.

Израиль. И, наконец, Израиль! Земля обетованная, превратившаяся из земли, в которой течет молоко и мед, на сотни лет в пустыню, а потом – трудом и потом - за недолгие двадцать лет – снова в цветущий сад. Иерусалим – конечная точка нашего длинного путешествия.

Израиль открываешь для себя заново всякий раз, когда приезжаешь сюда. Каждый чувствует здесь что-то особенное. А у меня - еще от аэропорта – сердце сжимает нежностью к Святой Земле и не отпускает до последней минуты здесь. Выходишь на улицу, и – как горячим феном в лицо – сухой израильский воздух. Но жару здесь заметно легче переносить, чем в Китае. Сухую жару сердце легче переносит, но зато и высыхаешь незаметно. Поэтому приходится все время пить, даже если не хочется: здесь воду в себя заливают, как бензин в бак.

Не потеряться, объясниться легко. Легче, чем в Китае. Во-первых, больше половины населения говорит по-русски, и девяносто процентов – по-английски, а молодежь – и все сто процентов. Без свободного английского тут не выдают аттестат зрелости. Вообще, тут каждый не меньше трех языков знает: иврит, английский, русский или арабский. Государственных языка два – иврит и арабский. Очень многие говорят на французском.

В одной семье дети могут говорить между собой на иврите, с родителями – по-русски, а с одноклассниками – по-арабски. Израиль – маленькое государство. Ширина его – внимание! – сто тридцать пять километров. Девять месяцев в году тут борются с войной, а три месяца – со все высушивающим солнцем. О московских или питерских холоде и дожде местные жители говорят с некоторой завистью. Это Земля, которая легенды творит каждый день.

Мифы и легенды здесь так тесно переплелись с историей, что не распутать. Чудеса привычны, совпадения ожидаемы. И поэтому я не особенно удивилась, когда увидела в самом синем в мире иерусалимском небе, над Старым городом и его не остывающими камнями сокола, точно такого же, как и встреченный нами впервые в Екатеринбурге, сопровождавшего нас в разных видах повсюду. И потом, позже – Игорь Рауфович показал нам того же самого сокола, но уже в иерусалимском сувенирном магазинчике, где он невозмутимо глядел на нас круглым птичьим глазом с бронзовой подставки. Здесь он был совсем маленький, но – тот самый, наш старый знакомец-сокол, сопровождавший нас все наше долгое путешествие.

Удивительно ощущение пульса жизни. Люди не живут на потом, как в России. Завтра тебя могут убить. Поэтому живут израильтяне здесь и сейчас. Сегодня, а не завтра нужно успеть получить все от жизни. Спешат любить, спешат танцевать, спешат молиться. К танцам тут особое отношение. Отель, в котором остановилась наша делегация в Тель-Авиве, находится на первой линии – у самого моря. Чуть влево площадка, на которой постоянно толпится народ. Я решила посмотреть, что там происходит. На подходе к площадке я услышала музыку – пели на иврите. Я подумала, что это уличные музыканты, но, подойдя поближе, увидела, что тут танцуют самые обычные горожане. Танец был, как песня или молитва.

Пожилые с молодыми, хиппи и девочки в коктейльных платьях, всех возрастов и цветов кожи – от угольно-черных эфиопов и суданцев до белокожих рыжеволосых выходцев с севера. Все они абсолютно синхронно покачивались, делали несколько шагов, поворачивались вокруг себя, снова несколько шагов, руки вверх – как для благословения или молитвы, потом несколько хлопков и снова поворот – то быстрее, то медленнее. И все пели. Это были непонятные мне слова, но это было так красиво, что я сама не заметила, как простояла там пару часов.

Пожилые женщины с молодыми накаченными телами – длинные косы, серьги – и кроссовки. Или нарядное платье – и кроссовки. Пожилые мужчины с седыми волосами до лопаток. Худенькие мальчики в обнимку с сережками в ушах. Все они танцевали. И мне показалось, что это и правда была молитва. Молитва благодарности за то, что сегодня не падало бомб. За то, что ты – не такой, странный, с серьгой в левом ухе, с носом, который видно издалека, с огромными, как будто обведенными глазами, вечно чужой – здесь, на горящей этой земле нашел свой дом. За вторую молодость, которая тут – до семидесяти лет. За вечную борьбу и за то, что есть она – эта земля. Дети, всюду дети. После Китая это особенно кажется странным. По трое в светских семьях, по четверо-пятеро – у «датишных» (ортодоксальных) и без счета – у арабов. Здесь помнят, что Храм был разрушен. Поэтому строят собственный храм – семью.

Гид Борис со смешной фамилией Украинский, по дороге в Иерусалим рассказывал много  интересного, особенно много про израильские странности, которых тут не перечесть. Парни и девушки ходят с автоматами. Возвращаются домой после ежедневной армии с оружием. Но ни разу здесь не случалось ничего подобного тому, что бывает в Америке или в России. Даже восемнадцатилетние тут знают, что такое ответственность за твой дом, твою присягу, твое оружие, твоего соседа. Никаких эксцессов, никаких «нечаянно выстрелил в драке». Наверное, потому что здесь знают цену мира.

В армию идут все. Но и чувствуют себя защищенными. Потому что если и попадешь ты в плен, тебя вернут. Живой или мертвый, но ты должен вернуться на свою землю. Совсем недавно, например, обменяли четырехсот арабских террористов на четыре трупа израильтян. Не будем говорить о логике. Просто это так. Если ты в плену, тебя обменяют, пусть даже ценой будет свободы нескольких сотен террористов.

Чтобы там ни говорили о действиях Израиля (не будем судить, кто прав, кто виноват), армия его – единственная в мире называется «Армией обороны». В воинском уставе Израильской армии обороны есть даже закон, прямо запрещающий офицерам команду «Любой ценой» или «Вперед!» Только – «За мной!».

От армии здесь не пытаются откосить, в боевые войска – очередь. Притом что военнообязанными являются  только граждане Израиля и только евреи по национальности, причем светские. Ортодоксальные иудеи, равно как и арабы, от обязательной воинской повинности освобождаются. За рассказами гида мы незаметно приблизились к Иерусалиму. Ерушалаим - «Город мира». Город, где похоронена святая преподобномученица Елисавета Феодоровна. Цель и завершение нашего паломничества. Но об этом напишу в следующий раз. Потому что сейчас – мы приехали, мы здесь – в святом городе, в духовном центре Земли. 

ТЕГИ
Комментарии
Вы можете оставить комментарий, войдя на сайт под своим логином и паролем или авторизироваться через социальные сети.
Игорь Рауфович Ашурбейли
Гражданство: Россия
Дата рождения: 9 сентября 1963 года
Место рождения: Баку, Азербайджанская ССР, СССР
Ученое звание: доктор технических наук
Научная деятельность: воздушно-космическая оборона
Место работы: АО «Социум»
Награды и премии: Орден Почета Медаль «300 лет Российскому флоту» Медаль Жукова Медаль «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» Медаль «200 лет Министерству обороны» Нагрудный знак «За отличие в службе» I степени Медаль «В память 850-летия Москвы» Памятный знак «100 лет противовоздушной обороне» Орден «За честь и доблесть» Человек года - 2013 Орден «Святого князя Александра Невского» I степени Орден «Святой Анны» II степени Орден Святого благоверного князя Даниила Московского II степени Орден «Преподобного Серафима Саровского» III степени Медаль «Святого благоверного великого князя Георгия Всеволодовича» I степени Памятный знак «Святителя Николая» II степени
  Все награды

 

АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ
ЦИТАТЫ
ЦИТАТЫ
ТЕГИ
ПОДПИШИТЕСЬ НА НАШИ НОВОСТИ!