Вход / Регистрация
Жизненное кредо:
Человечность и компетентность

Журнал «Социум» №3. Март 1991 год

От господства к партнёрству

Опыт осмысления взаимоотношений между мужчиной и женщиной в прошлом и будущем.

Отношения между мужской и женской половинами рода людского оказывают ни с чем не сравнимое влияние на всё его жизнеустройство. Формой этих отношений предопределяется не только личностная роль женщины и мужчины, их возможности, но и структура общественных институтов, начиная с семьи и религии и кончая экономикой и политикой, всей системой ценностей того или иного социума. Это исходная посылка Риане Айслер – исследователя в области системного анализа и защиты прав женщин, автора книги «Женское и мужское начало в истории», в которой она ставит задачу в какой-то мере определить эволюцию этих взаимоначал в направлении к нашему «Завтра».

Существовало ли равновесие жизненных начал?

Род людской разделён на две половины – на два пола. Эти две половины образуют целое. Однако во многом из того, что нам преподносится как норма и истина, этот кажущийся очевидным факт игнорируется. Даже когда мы говорим о человечестве как таковом, понятие «человек» приравнивается к понятию «мужчина»: мы – это homo sapiens, носитель интеллекта, всезнающий человек (мужчина).

Даже если наше сознание не отягощено религиозными догмами вроде, например, идеи о первородном грехе, мы охотно верим в теории об «эгоистических генах» и другие возведённые в ранг догматов веры интерпретации человеческой природы, в соответствии с которыми господство мужчин предопределено Богом или наукой.

Нас учат, что цивилизация зарождалась во времена, когда мужчина был жестоким диктатором и воинствующим властителем, а дотоле, в раннеисторический период, царил такой примитивизм, что состояние тогдашнего общества недостойно сколь-либо серьёзного рассмотрения. Так, например, нам внушают, что становление европейской культуры якобы начинается с вторжения индоевропейских племён и с создания общественных структур, узаконивающих презрительное отношение к женщине и ставящих её в положение зависимости и приниженности.

Однако всякому читающему человеку хорошо знакомы древние сказания о временах и нравах, отличных от описанных выше. По христианской Библии, мужчина и женщина жили в райском саду в согласии друг с другом: это позднее мужчина решил, что женщина должна прислуживать ему. В китайском трактате «Дао дэ цзин» описывается время, когда женское начало «инь» ещё не подчинялось мужскому началу «ян», когда ещё почиталась материнская мудрость и мир был уделом человечества. От древнегреческого поэта Гесиода мы узнаём о «золотом роде человеческом», который в «дружном согласии» обрабатывал поля, пока «менее полноценный род человеческий» не привёл своих богов войны.

Многие эти свидетельства люди считали и считают благочестивыми или поэтическими притчами, вымыслом. Учёные же едины во мнении, что они (свидетельства) во многом основываются на реальных событиях, относящихся к доисторическому периоду.

Археологическая наука делала всего лишь свои первые шаги, когда Генрих и София Шлиман открыли миру правду о гомеровской Трое. Эта правда вполне согласуется и с данными современных археологов. Сегодняшние раскопки подтверждают, что предание о том, как человек жил в ладу с природой и друг с другом и женщина не терпела притеснений от мужчины, имеет под собой реальную основу. Так, возникшие в Месопотамии легенды, перекочевавшие в Библию и рассказывающие об Эдеме, в котором мужчина и женщина жили во взаимном согласии, очевидно, почерпнуты из народных сказаний крестьянских общин эпохи неолита, посадивших первые сады на Земле.

Те же археологические раскопки в разных регионах земли доказывают, что женщины в эпоху раннего неолита были жрицами, занимались ремёслами и находились в равноправном положении с мужчинами.

Самое поразительное заключается в том, что принципы справедливости и равенства между людьми, мужчинами и женщинами определяли общественный уклад, по-видимому, вплоть до бронзового века и нашли своё высшее воплощение в минойской культуре Крита. Известный греческий археолог, директор музея в Акрополе и хранитель критских памятников древности Николас Платон, в течение пятидесяти лет проводивший раскопки на острове, сообщает о том, насколько высок был уровень жизни и технического развития, когда строились виадуки, улицы мостились камнем (впервые в Европе), а жители могли пользоваться городским комфортом. И хотя существовали различия в положении и материальном достатке граждан, а правление, очевидно, носило монархический характер, многое указывает на сильное подчёркивание общественного блага – факт весьма необычный в сравнении с реальностью других «высокоразвитых» культур того времени. Здесь, как и во всём предшествующем неолите, ничто не свидетельствует о подчинённом положении женщины.

Итак, основные ценности, на которых зиждется цивилизация, сложились в условиях общественного строя, где не было господства мужчин, отсутствовали иерархические структуры, не царило насилие. Заметим, что исследователи существенно пересматривают представление о войне как всегдашнем неотъемлемом элементе человеческой истории. Ранние цивилизации войн не вели. Нет оборонительных сооружений, отсутствуют какие-либо признаки разрушений, причинённых войной, а в дошедших памятниках, указывающих на широкое развитие искусства, мы не находим типичного для более позднего времени изображения сцен, где «доблестные воины» убивают друг друга на полях сражений, происходит надругательство над женщинами, «победоносные завоеватели» ведут пленных, закованных в цепи. Всего этого не было.

Затем, однако, после периода хаоса и полного уничтожения культуры в обществе произошёл, как утверждают всё те же археологи, коренной перелом.

Поступательное движение человечества, поклонявшегося животворным и жизнеутверждающим силам Вселенной, прервалось. На доисторическом горизонте появились захватчики, пришедшие из окраинных районов земного шара, из засушливых степей севера и из южных пустынь. Они принесли с собой совершенно иную форму организации общества.

Европу завоевали племена, говорившие на индоевропейских языках. Первыми около 4000 года до нашей эры вторглись – по терминологии американского археолога Марии Гимбутас – курганцы, за ними последовали волны архейцев и дорийцев. Как сообщает древнегреческий поэт Гесиод, захватчики «привели с собой бога войны», который позднее в Греции получил имя Арея, и положили конец существованию «золотого рода человеческого», «в дружном согласии возделывавшего свои поля». По словам Марии Гимбутас, пришельцы поклонялись смертоносной власти меча, дававшей право лишать жизни, вместо того чтобы дарить её, и в конечном счёте право устанавливать и насаждать отношения иерархической подчинённости среди людей.

Человеческие возможности: нечто об альтернативах

Не лишено смысла предположение о том, что наиболее древние воплощения божественной власти в человеческом облике были скорее женского, чем мужского рода. Человека извечно интересовал вопрос, откуда он является в этот мир и куда уходит, покидая его? Жизнь человеку даёт женщина, значит, – так рассуждали наши предки – можно и природу считать вседарящей матерью, из лона которой выходит всё живое и в лоно которой жизнь возвращается, завершив некий цикл, чтобы родиться вновь.

Есть также основания считать, что общества с женским воплощением правящих миром сил имеют совершенно иную структуру по сравнению с обществами, поклонявшимися Богу-отцу, который, как позднее Иегова или Зевс, размахивал мечом или метал «громовые стрелы». Логичным представляется, что там, где управляющие миром силы видятся в облике женщины, сами женщины наверняка не пребывают в подчинённом положении, а такие «женские качества», как забота, сострадание и неприятие насилия, высоко ценятся. Но что лишено всякого смысла, так это вывод о том, что людские сообщества, в которых мужчина не господствует над женщиной, непременно должны быть социумами, в которых женщина господствует над мужчиной.

Рисунок В. Луговкина

Рисунок: В. Луговкин

Но в том-то и дело, что матриархат не есть противоположность или альтернатива патриархату. Подлинная альтернатива патриархальному строю есть совершенно иная форма общественных отношений, форма, которую я называю моделью партнёрства.

По мере углубления в интересующую меня проблематику я всё больше убеждалась в том, что все человеческие общества – пусть и в различной степени – ориентируются в первую очередь на одну из этих двух моделей жизнеустройства патриархата и партнёрства. Становилось ясно, что хотя сами по себе они абстрактны, но каждая имеет своё лицо, характерную «конфигурацию».

Человеку, привыкшему воспринимать деяния лишь мужской части общества, гитлеровская Германия и Иран времён Хомейни, самурайская Япония и государство ацтеков в Центральной Америке представляются совершенно различными типами культуры. Но стоит только оценить их с точки зрения женщины, как во всех обнаруживается форма социального устройства, характерная для общества, управляемого мужчиной. Ибо в глаза в этом случае бросаются не различия, а общие черты: исключительная власть мужчины, наличие социальной структуры, основанной на иерархии и авторитарном режиме, высокая степень применения общественного насилия, начиная с избиения женщин и детей в семье и кончая агрессиями, осуществляемыми на уровне племён или целой нации.

Точно так же большое сходство между собой имеют общественные уклады, в которых оба пола обладают более или менее равными правами. Для этих обществ характерно стремление быть не только более уравновешенным и миролюбивым, но и менее авторитарно-иерархическим. Эти выводы нашли подтверждение в ходе антропологических исследований останков племён бамбути и кунг и изучения основных тенденций в развитии современного общества в Скандинавских странах (Швеция, Финляндия, Норвегия), характеризующегося отношениями равноправия полов.

При оценке истории с точки зрения взаимодействия полов напрашивается общий вывод о том, что проблему господства пола в обществе создают не мужчины как таковые – она проистекает скорее из того, как в обществе, где господствует мужчина и где понятие «мужественность» отождествляется с властвованием и подчинением (женщин, других мужчин или природы), следует определять роль мужского начала.

Человеческое (или апофеоз любви)

Человеческое (или апофеоз любви)

Ради сохранения общества, в котором главенствует мужчина, мальчиков необходимо готовить к роли господина, а следовательно, и носителя силы, навязывая культ последней в качестве достойного и желанного объекта устремлений, что мы и наблюдаем в традиционной для нас литературе (образ библейского царя Давида, гомеровский Одиссей или современный тип «настоящего» мужчины – Джеймс Бонд, Рембо и так далее). Так в сегодняшнем обществе и происходит: культ насилия прививается с детства с помощью игрушек – солдатиков, всевозможных пистолетов, ружей, ракет и пропагандирующих жестокость видеофильмов. Лишь в девочках, по преимуществу, воспитывают чувство сострадания и заботы о ближнем.

По моему убеждению, отнюдь не случайно сегодня в мире широко разворачивается женское движение. Его требования – отказ от попыток контролировать рождаемость, внедрение программ, обеспечивающих права женщин в странах «третьего мира», утверждение духа добрососедства и сотрудничества; и напротив – противостояние агрессивности, а также стремлению к господству одного человека над другим, как и одной страны над другой, весьма и весьма актуальны. Попутно замечу: о непраздном отношении к проблеме равноправного партнёрства полов в обществе говорит впервые объявленное ООН десятилетие женщины под девизом «Равноценность, развитие, мир».

Вот так это широко трактуется. И здесь есть свои безусловные резоны. Женское движение, движение сторонников мира, инициативы в защиту окружающей среды, преследующие цели достижения общественной и экономической справедливости, так же как и борьба за равноправие рас, полов и классов – всё это проявление глобальной тяги к восстановлению отношений партнёрства. Небывалого по своей мощи стремления, определяемого целью выживания и облагораживания жизни рода людского.

Эволюция на распутье: финал или возрождение

Едва ли можно ещё сомневаться в том, что в наше время развитие идёт в направлении создания общества, в котором объектами мужской власти перестанут быть и женщины, и другой мужчина, и целые народы, и вся природа в целом, – общества не господства, а партнёрства.

Одним из последних ярких примеров воссоздания отношений равноправного партнёрства на Западе стало широко распространившееся в Соединённых Штатах Америки 60-х и начала 70-х годов движение за освобождение женщин. Вылившись во всеобщий протест против насилия и варварства войны, оно осудило также экономическую и политическую систему угнетения. Но тут на его пути непреодолимым препятствием встали укоренившиеся стереотипы во взглядах на пол, в результате чего 80-е годы ознаменовались отливом движения.

Сохраняя верность принципу главенства мужчины, закреплённому во всех формах государственных институтов с их иерархическо-авторитарной структурой, правофундаменталистские силы взяли курс на отказ от выделения средств на социальные программы, призванные содействовать совершенствованию общественных отношений, что привело к отмене многих прав, которых удалось добиться женщинам. В результате дистанция между мужчиной и женщиной в обществе вместо того чтобы уменьшиться, увеличилась.

Идея возврата женщины к её «традиционной» роли прислуги, одолевавшая правых на Западе, тосковавших по «добрым старым временам», когда большинство мужчин и все женщины «знали своё место», была отнюдь не беспрецедентной. У неё были идеи-предшественницы, к тому же сумевшие реализоваться. Например, в Советском Союзе при сталинском руководстве были отменены принятые в первый период Советской власти меры, обеспечивавшие равноправное положение женщины и заметно восстановлен дух патриархальности в семье. Непререкаемая власть отца была как бы отражением модели деспотической власти в обществе.

Конечно же, чередование поступательных и возвратных движений в развитии социальных процессов не есть что-то новое и необычное. В той или иной мере так будет и наперёд. Однако нельзя не видеть наметившуюся тенденцию к более отчётливому прочерчиванию прогрессивных линий этого развития.

Можно констатировать, что к настоящему времени история достигла некоего предела: завершается пятитысячелетний извилистый путь человечества, жившего по канонам подчинения и властвования, период, свойственный ребяческому возрасту, в котором оно до сих пор пребывает.

Сегодня важно поторопиться с переходом к более зрелой фазе нашей культурной эволюции. Всякий мыслящий человек должен озаботиться этим. Скажу, что в своих трудах я не одинока. Какие усилия предприняты мною? В процессе своей работы в Центре по изучению проблем партнёрских отношений была предпринята попытка определить ключевые сферы, требующие переустройства, – экономика, методы воспитания, семья. Обратимся к каждой из них.

Нам срочно нужно создавать модели экономики, основанные на отношениях партнёрства (это слово, вы заметили, – сквозное в моей статье), а не подчинения. Оценить женский труд по достоинству – значит найти способы эффективного управления экономикой, проведения в жизнь реальных программ, не ориентированных почти исключительно лишь на мужчин. В не вполне благополучной Африке экономическая помощь, оказываемая развитыми государствами мира, шла главным образом на пользу мужчинам, хотя в странах этого континента ведёт хозяйство и добывает семьям пропитание – женщина.

Далее. Если в своё время ох как немало говорилось и писалось об отчуждённости труда, об обесценении и эксплуатации рабочего, то сегодня мы должны констатировать актуальность не менее серьёзной проблемы, тормозящей развитие экономики в условиях и капиталистической, и социалистической систем, обесценение труда в сфере воспитания и социального попечения. Речь идёт об обесценении и эксплуатации женщин, преимущественно занятых в этой сфере. Иначе говоря, работа, поддерживающая жизнеспособность общества, им же и игнорируется или, по меньшей мере, недооценивается.

И здесь стоит не только вопрос переоценки женского труда: воспитатели (по-прежнему преимущественно женщины) должны получать за труд не меньше слесаря.

Теперь о проблемах семьи. Настаивание на необходимости экономических моделей и стратегий, вовлекающих женщин в свою орбиту и воодушевляющих их, предполагает переход семьи, основанной на отношениях господства и подчинения её членов, к семье, основанной на их равенстве и равноценности.

Политики и так называемые простые люди должны распознать теснейшую связь между особенностями семьи и общества, основанных на господстве (или, точнее говоря, между жёстким отношением к женщинам и детям, кровосмешением и другими проявлениями нецивилизованности) в нашей частной жизни и государственными репрессивными действиями, насилием и войной.

Общество, мир могут облагородиться через облагороженную семью – семью именно партнёрских отношений. К счастью, можно отметить немало тенденций к утверждению такого типа семьи, главным образом к более активному участию мужчин во всех видах семейных хлопот и, что наиболее отрадно, в заботах по уходу за детьми. Это изменение роли мужчин весьма важно. В недавно вышедшем исследовании различных культур через «семейную фокусировку» отмечается, что общества, в которых мужчины принимают равноценное с женщиной участие во всех семейных делах (и прежде всего в воспитании детей), как правило, более миролюбивы.

Чтобы ускорить в семье и обществе переход от господства к партнёрству, мы должны приобщиться как к новым ролям, так и к новым нормам поведения. Воспитание, основанное на партнёрстве, научит и мальчиков и девочек новым методам сотрудничества и ненасильственного разрешения конфликтов. Это заставит мужчин осознать не только эмоциональные издержки репрессии чувств, именуемых «мягкими» или «немужскими», но и глобального масштаба от пренебрежения этими чувствами в «большой» – общественной политике. Женщины научатся отстаивать свои потребности, а также поддерживать выход представительниц своего пола, а вместе с ними, если так можно сказать, «женских ценностей» в широкое общественное пространство.

Только в том случае можно совершенствовать цивилизацию, если мы не будем исключать опыта, потребностей и чаяний женской половины человечества и перестанем отвергать такие «женские» качества, как заботливость, жалость и ненасилие у женщин и отнюдь не зазорные элементы «женственности» у мужчин. Мы лишь тогда продолжим движение вперёд, когда в ещё большей мере осознаем, что война и борьба полов не есть что-то данное от Бога или биологически предопределённое. Лишь в этом случае можно заложить фундамент, на котором будет построено более справедливое, мирное и более свободное от внутреннего напряжения общество.

Из книги «Один мир для всех». (Москва, Издательство «Прогресс», 1990 год)

С Эросом в башке (сегодня — согласно несоциологическим исследованиям — на шкале приоритетов "простого советского человека" эротика стоит на втором месте после политики)

С Эросом в башке (сегодня, согласно несоциологическим исследованиям, на шкале приоритетов «простого советского человека» эротика стоит на втором месте после политики)

ТЕГИ

Ещё в главе «Прошлое - настоящее - будущее»:

От господства к партнёрству
Сны
Дымковская игрушка
Игорь Рауфович Ашурбейли
Гражданство: Россия
Дата рождения: 9 сентября 1963 года
Место рождения: Баку, Азербайджанская ССР, СССР
Ученая степень: доктор технических наук
Научная деятельность: воздушно-космическая оборона
Место работы: АО «Социум»
Награды и премии: Орден Почета Медаль «300 лет Российскому флоту» Медаль Жукова Медаль «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» Медаль «200 лет Министерству обороны» Нагрудный знак «За отличие в службе» I степени Медаль «В память 850-летия Москвы» Памятный знак «100 лет противовоздушной обороне» Орден «За честь и доблесть» Человек года - 2013 Орден «Святого князя Александра Невского» I степени Орден «Святой Анны» II степени Орден Святого благоверного князя Даниила Московского II степени Орден «Преподобного Серафима Саровского» III степени Медаль «Святого благоверного великого князя Георгия Всеволодовича» I степени Памятный знак «Святителя Николая» II степени
  Все награды

 

ЦИТАТЫ
ЦИТАТЫ
ТЕГИ
ПОДПИШИТЕСЬ НА НАШИ НОВОСТИ!