Вход / Регистрация
Жизненное кредо:
Человечность и компетентность
Мария-Алиса Свердлова

Паломники в центре Земли. Часть II

То, что этот город - святой, чувствуют даже самые толстокожие из циников. Этому даже придумали специальное название – «иерусалимский синдром». И слава Богу, что есть те, кому не все равно, кто проходит в память о крестном пути самого Христа и скорбном посмертном пути его подвижницы и мученицы всю нашу долгую, трудную, но прекрасную дорогу. Я думаю, что ни один человек, участвовавший раз в этом паломничестве его не забудет, а будет хранить в сердце и памяти долгие годы.

Продолжение Паломничества по местам скорбного посмертного пути Великой княгини Елисаветы Феодоровны.

Иерусалим и Галилея. И вот мы в Иерусалиме. Святой город. Конечная цель нашего паломничества, потому что именно в Иерусалиме упокоены тела святой преподобномученицы Елисаветы Феодоровны и ее сподвижницы – инокини Варвары.

То, что этот город - святой, чувствуют даже самые толстокожие из циников. Этому даже придумали специальное название – «иерусалимский синдром». Многие люди, приехав в этот город, делают усилие, чтобы сдержать слезы, или не сойти с ума, или не танцевать перед воротами, как это делают, например, православные арабы. И чем тоньше духовно организован человек, тем сильнее он чувствует святость и силу этого города.

Рассказывают, что грузинский святой Давид Гареджийский, подвизавшийся близ Мцхеты, приехав к священным воротам Иерусалима, даже не вошел внутрь, так он чувствовал, что не достоин войти в город, по улицам которого прошел свой крестный путь Спаситель.

Елисавета Феодоровна на Святую землю приехала в 1888 году вместе с мужем, великим князем Сергеем Александровичем, который стал основателем Императорского Православного Палестинского Общества. Тогда еще она не была миропомазана в православие. Но, вероятно, что именно поездка на Святую Землю стала поворотным пунктом в принятии сложнейшего решения – перехода в православную веру.

 В 1891 году, через три года внутренней мучительной борьбы и сомнений, она приняла православие, написав перед этим своему отцу: «Я всё время думала и читала и молилась Богу  — указать мне правильный путь — и пришла к заключению, что только в этой религии я могу найти настоящую и сильную веру в Бога, которую человек должен иметь, чтобы быть хорошим христианином», писала она отцу о своем решении. Отец не принял выбора дочери и благословения своего ей не дал. Но уже ничто не могло поколебать великую княгиню.

Но в 1888 году Елисавета Феодоровна все еще была протестанткой. Она ездила вместе с мужем по монастырям Святой Земли и перед иконами вместо поклонов делала реверансы. Возможно, что-то изменилось в ее душе в день, когда освящали церковь в честь святой Марии Магдалины в Елеонском монастыре.

Там, в Гефсимании, на Масличной (Елеонской) горе Елисавета Феодоровна сказала: «Как бы я хотела быть похороненной здесь!»

Святая Земля исполнила ее желание. Именно здесь, в этой самой церкви ее и положили, когда она прошла свою Голгофу в России, – в том самом месте, с которого когда-то начался крестный путь Иисуса Христа. Потому что именно в Гефсиманском саду, оливы которого, как говорят, еще помнят Христа (что вполне вероятно, потому что возраст этих деревьев может действительно исчисляться тысячелетиями), было то самое «моление о чаше», про которое знают даже очень далекие от христианства люди.

В ночь перед тем, как его взяли, Христос, испытал и самое страшное, что может испытать человек – богооставленность, смертный ужас и страх неотвратимости чаши, которую Он сам, добровольно, решил испить по безмерной Своей любви к людям. В Евангелии сказано, что Иисус молился до кровавого пота. Молился совершенно один. Его оставили даже ученики. Они просто-напросто заснули в самый страшный для него час. И здесь же сподобилась упокоиться святая Елисавета. Это совершенно особенное чувство – когда ты находишься в том самом месте, где молился до кровавого пота Христос.

Когда ты проходишь по старому городу, когда заходишь в Преторию – то самое место, в котором находился Христос в ожидании смерти. В этом месте нам стало по-настоящему страшно. Темно: темница в евангельские времена была в прямом смысле темницей.

Потом, по дороге к Храму Гроба Господня – том, где «видевше гробные пелены и камень отвален от гроба», мы встретили процессию китайских христиан. Первый из колонны нес на себе огромный крест в рост человека - вверх, по дышащим сухим зноем иерусалимским проулкам. И это было так символично - встретить эту процессию и человека, несущего крест, что легко можно было внутренним взором увидеть кровью залитый лик Господа, терновый венец, пот, заливающий лоб, стертые ладони и плечи, почти упавшие под страшной непосильной тяжестью креста, благословляющие губы, растерянную толпу, солдат, услышать свист бича и крики вслед. Все это здесь помнит каждый камень.

В самом храме, в котором, как в вавилонском столпотворении, смешались все народы, конфессии и языки, нас подвели к белой каменной плите, к которой если приложить ухо и вслушаться, можно четко услышать звуки, кому-то напоминающие свист бича, кому-то удары молотка, забивающего гвозди в окровавленные ладони…

Те, кто не верит, - просто съездите и послушайте сами. И сами собой сочинились у меня строки:

Ночью проснешься: ЕрушалАим! 
Как оказалась – у древних ворот? 
Сердце горячее – вздрогну – Ле ХАим. 
Что ты не спишь, Рейховот? 
Теплится, длится еще время Оно.
Город молитв до кровавого пота, 
В не остывающих теплых ладонях 
Держишь воскресший народ, 
Держишь, как держат пасхальные свечи, - 
Липнущим, плачущим воском – к груди, 
Чтобы пустынь обгоревшие плечи 
Не раздавили. 
Чтобы дожди
Не загасили, – солнце уж лучше 
До одури – в темя, лучше пусть молотом 
Бьется в виски стен не уснувших – 
Шепотом, шепотом! 
Город, которому тысячи лет, 
Тысячи гимнов, молитв, беглецов, 
Небо, синЕе которого нет, 
Все собирает птенцов. 
Красные пятна и белые лилии – 
Думаешь, кровь на холодных ладонях? 
Просто пасхальные свечи оплыли.
Думаешь, это агония 
Праведным Небом сожженного века? Нет же. 
Смотри!
Главное утро истории –  Солнце вот-вот, напоровшись с разбега, 
На ветхозаветную Тору, 
Кровью пасхальной зальет Назарет, 
Неопалимо-купинный ЕрушалАим, 
Небо, синЕе которого нет. 
Снова услышу: Ле ХАим! 
Ученики? Ну, пусть его спят! 
В тьме непроглядной вдруг видят рассвет, 
Как воскресает 
Учитель Распятый
И наступает Новый Завет… 
Город, последнюю Песню не спевший, 
Я не прощаюсь – ты же ведь знаешь! 
Сердце мое, над мостовыми взлетевшее, 
Как ты легко разбиваешь... 
 

После Иерусалима мы поехали на север Израиля и посетили монастыри и храмы Галилеи. Были в Назарете, где Деве Марии явился архангел Гавриил с вестью о том, что она станет матерью Христа, а также в тех местах, где Иисус учил, проповедовал, совершал чудеса. Например, в Кане Галилейской, где было Господом совершено первое чудо – превращения воды в вино по просьбе Его Матери.

Почему-то я ожидала, что Галилейское море (которое на самом деле озеро) будет окружено пустынными и сухими берегами. Но вместо этого мы увидели райский уголок: пальмы, зеленый прохладный источник, синяя вода самого озера, вкуснейшая рыба в трапезной и приветливые сестры-монахини.

Одним из главных впечатлений на Святой Земле стало семикратное погружение в реку Иордан, в водах которой когда-то святой Иоанн Креститель в возрасте тридцати лет крестил Иисуса.

В зеленой воде Иордана не купаются, а благоговейно погружаются с головой в белых рубашках, в которых потом многие завещают себя хоронить. Но об Иордане не написать. К Иордану нужно прийти. И именно у Иордана очень сильно чувствуешь связь времен. Евангельского «времени она», времени, когда была здесь с мужем одна из прекраснейших душой и телом женщин - Елисавета - и нашего циничного и времени.

Слава Богу, что есть те, кому не все равно, кто проходит в память о крестном пути самого Христа и скорбном посмертном пути его подвижницы и мученицы всю нашу долгую, трудную, но прекрасную дорогу. Я думаю, что ни один человек, участвовавший раз в этом паломничестве его не забудет, а будет хранить в сердце и памяти долгие годы. Огромное спасибо организаторам и, прежде всего Игорю Рауфовичу Ашурбейли, за то, что я смогла поучаствовать в таком паломничестве. 

ТЕГИ
Комментарии
Вы можете оставить комментарий, войдя на сайт под своим логином и паролем или авторизироваться через социальные сети.
Игорь Рауфович Ашурбейли
Гражданство: Россия
Дата рождения: 9 сентября 1963 года
Место рождения: Баку, Азербайджанская ССР, СССР
Ученое звание: доктор технических наук
Научная деятельность: воздушно-космическая оборона
Место работы: АО «Социум»
Награды и премии: Орден Почета Медаль «300 лет Российскому флоту» Медаль Жукова Медаль «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» Медаль «200 лет Министерству обороны» Нагрудный знак «За отличие в службе» I степени Медаль «В память 850-летия Москвы» Памятный знак «100 лет противовоздушной обороне» Орден «За честь и доблесть» Человек года - 2013 Орден «Святого князя Александра Невского» I степени Орден «Святой Анны» II степени Орден Святого благоверного князя Даниила Московского II степени Орден «Преподобного Серафима Саровского» III степени Медаль «Святого благоверного великого князя Георгия Всеволодовича» I степени Памятный знак «Святителя Николая» II степени
  Все награды

 

АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ
ЦИТАТЫ
ЦИТАТЫ
ТЕГИ
ПОДПИШИТЕСЬ НА НАШИ НОВОСТИ!