Вход / Регистрация
Жизненное кредо:
Человечность и компетентность

Сергей Караганов. С Востока на Запад, или Большая Евразия

Россия активно закрепляется на растущих рынках Азии

На одной из сессий Восточного экономического форума, прошедшего недавно во Владивостоке, состоялась весьма приятная для меня, человека давно болеющего за экономический поворот России к растущим рынкам Азии, дискуссия. Маститые участники поспорили о том, кто первый выдвинул и обосновал идею поворота на Восток.

Спор стал ещё одним свидетельством того, что поворот не только пошёл, но уже и состоялся. Во всяком случае, в головах российской управляющей элиты. У победы много отцов, лишь поражение – сирота. Через некоторое время поворот произойдёт и в головах других групп общества, чьё мышление застряло где-то в советских временах, когда Азия воспринималась как грязь и отсталость, а Китай почти исключительно как угроза; или в 1990-х, когда, сладко мечтая, что «Запад нам поможет», мы не только чуть ли не развалили свою страну, но и проспали подъём Востока.

О том, что поворот состоялся, говорит немало данных, с гордостью предоставляемых Министерством развития Дальнего Востока. В регион пошли инвестиции – более 1,1 триллиона рублей в 2016 году, ещё триллион запланировали на следующий год; создано 66 тысяч новых рабочих мест. Начали функционировать 14 территорий опережающего развития (ТОР), предоставляющих инвесторам беспрецедентные для России льготы (на самом деле – нормальные условия); большинство портов Дальнего Востока стали частью программы «Свободный порт Владивостока», также с серьёзными (опять же нормальными) привилегиями. Заработали Фонд развития Дальнего Востока, агентства по развитию человеческого капитала, по поддержке инвестиций и экспорта; принят основной блок законов и вполне современная программа развития региона.

 
Можно быть довольным быстрым относительным увеличением доли торговли России с Азией, тем, что Китай стал первым торговым и вторым инвестиционным партнёром, но нужно заботиться теперь уже и о диверсификации азиатской торговли, чтобы избежать её чрезмерной зависимости.
Сергей Караганов

Предстоит ещё немало.

Нужно не просто привлекать инвесторов, но и делать это в рамках чёткой внешнеэкономической стратегии, опирающейся на прогноз (ухудшающийся) развития мировой экономики и тенденций развития рынков Восточной и Южной Азии. Цель – создавать производства под будущие рынки или встраиваться в создаваемые технологические цепочки, иначе инвестиции будут или бесполезными, или убыточными, в лучшем случае – нацеленными только на внутренний рынок. Но задача увеличения экспорта, выхода на новые рынки, внешние источники для развития в условиях сжатия мирового спроса, особенно на старых рынках, решаться не будет.

Можно быть довольным быстрым относительным увеличением доли торговли России с Азией, тем, что Китай стал первым торговым и вторым инвестиционным партнёром, но нужно заботиться теперь уже и о диверсификации азиатской торговли, чтобы избежать её чрезмерной зависимости даже от дружественного Китая. Любая такая зависимость ослабляет политические позиции, уменьшает поле для экономического торга. Япония, Южная Корея и страны Юго-Восточной Азии, входящие в АСЕАН, могут предоставить передовые технологии, финансовые ресурсы. Но главное – свободу манёвра и на Востоке, и на Западе.

Был проведён успешный саммит Россия – АСЕАН. Нужно наполнять костяк договорённостей экономическим и, возможно, военно-политическим «мясом».

Пошли сдвиги и западнее Дальнего Востока. Вместо столкновения между двумя странами в Центральной Азии, которого опасались многие у нас и в Китае и надеялись многие вне региона, Москва и Пекин договорились о «сопряжении» двух проектов – «Одного пояса, одного пути» (Шёлкового пути) и Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

Начались и конкретные переговоры по «сопряжению». (Кстати, возвращаясь к приятным спорам о первенстве, термин «сопряжение», насколько знаю, выдвинул российский дипломат И. В. Моргулов). Достигнута, хоть и опять с запозданием, договорённость о создании железнодорожного коридора через Азербайджан на Иран и дальше на Индию – в страны, обречённые на быстрый рост.

Но дело нужно вести дальше, чтобы достигнуть оптимального геоэкономического и геополитического положения России как центра и связующего звена всего Евразийского континента, а также создать для Китая дружеский и конструктивный баланс, который не делал бы эту страну «слишком мощной» для своих соседей, потенциальным гегемоном, которого бы все опасались.

 
Нужно наполнять костяк договорённостей экономическим и, возможно, военно-политическим «мясом».
Сергей Караганов

Наконец, в условиях набирающей силу тенденции к деглобализации, фрагментации мирового экономического порядка, усилившегося стремления США использовать экономическую взаимозависимость, экономические связи в качестве оружия в политических целях нужно стремиться, чтобы хотя бы Евразийский континент избежал этой тенденции и, возможно, стал бы колыбелью нового, более справедливого и устойчивого миропорядка, вместо разрушающегося прежнего.

Миропорядок, который после развала СССР пытались построить США, основанный на политической, экономической, идейной гегемонии Запада, оказался предсказуемо нежизнеспособным. С середины 2000-х гг. он начал быстро осыпаться из-за ошибок, часто преступных, как агрессии в Югославии, Ираке, Ливии и просто из-за головокружения от показавшейся окончательной победы. Они привели США к имперскому перенапряжению, а Европейский союз – к серии ошибок или бездействию, когда действовать было остро необходимо, что привело его к пока безысходному кризису .

Пока часть европейских элит пытается удержать расползающуюся ткань союза с помощью консолидации на антироссийской основе (сейчас, после очевидного провала санкций, их продолжают – исключительно с целью продемонстрировать «единство» под немецким лидерством и заодно лояльность Берлина Вашингтону). Но на этой искусственной основе союз не спасти. И это прекрасно понимают уже все думающие европейцы. Но выхода не видят. Видят они и неизбежность – с колебаниями и даже остаточными попытками восстановить конфронтацию – ухода США из Европы. Европейцам надо предоставить хотя бы теоретическую возможность конструктивного выхода из тупика.

Кризис миропорядка, который пытались навязать с 1990-х гг., был мощно подстёгнут с 2010 гг., когда Россия жёстко, а Китай и другие новые лидеры помягче, но вполне открыто, стали ломать его как несправедливый, невыгодный им и опасный для мира, к тому же и так оказавшийся нерабочим. Новые начали предлагать и альтернативы.

Россия и Китай официально и совместно выдвинули концепцию партнёрства или сообщества Большой Евразии. Это – общее поле экономического, логистического, информационного сотрудничества, мира и безопасности от Шанхая до Лиссабона и от Дели до Мурманска.

В XIX веке Россия дотянула Европу до Тихого океана. Дома, в которых когда-то были размещены русско-немецкие, русско-голландские компании и банки, до сих пор украшают улицы Владивостока, Хабаровска и других сибирских городов.

 
Претензии на одну из ведущих ролей в новом сообществе требуют (если не хватает других аргументов) запуска в России активной политики экономического и технологического развития.
Сергей Караганов

Теперь у России есть возможность получения политической и экономической выгоды, став ещё одним каналом, а где-то и центром сближения поднимающейся Азии и всё ещё богатой и технологически продвинутой, но увядающей в своих кризисах Европы.

А главное – возможность обрести новый статус не европейской окраины с владениями в Азии, а нацеленной в будущее атлантико-тихоокеанской державы, одного из центров поднимающейся Большой Евразии.

Естественно, претензии на одну из ведущих ролей в новом сообществе требуют (если не хватает других аргументов) запуска в России активной политики экономического и технологического развития. Но её с самого начала нужно встраивать в евразийские рамки и технологические цепочки. В Большой Евразии Россия может стать поставщиком и производителем, совместно со старыми и новыми партнёрами, ряда групп товаров высоких технологий продовольствия, водоёмких товаров, многих видов глубоко переработанного сырья. Но главное – ведущим поставщиком безопасности на континенте, которым она, по сути, не признана и в то же время, к неудовольствию «старых» лидеров, уже и является.

В широких рамках Большой Евразии может начать решаться и пущенная под откос экспансией западных союзов, естественной российской реакцией и невосстановимая в старых рамках, проблема европейской безопасности. Да и реальные вызовы безопасности, стоящие перед европейским субконтинентом (помимо остаточной конфронтации, которую пытаются реанимировать) – миграция, терроризм, религиозный экстремизм, нарастающее экономическое неравенство, массовая безработица молодёжи, – можно решать только в общеконтинентальных рамках.

Понятно, что строительство сообщества или партнёрства развития, сотрудничества и безопасности Большой Евразии – совместный проект всех государств, которые захотят к нему присоединиться. Его контуры будут, накопляясь, меняться реальной жизнью, поиском ответов на старые и новые вызовы.

Сейчас представляются очевидными следующие элементы геоэкономической и геополитической архитектуры Большой Евразии, создание которой запустили Россия и Китай.

 
В Большой Евразии Россия может стать ведущим поставщиком безопасности на континенте. 
Сергей Караганов

Географический проект будет, видимо, охватывать страны, входящие в ШОС, ЕАЭС, АСЕАН; государства, вовлечённые в «сопряжение» проекта Шёлкового пути и ЕАЭС, включая, вероятно, Турцию, Иран, Израиль, Египет и новое экономическое пространство, которое будет создаваться по мере реализации Регионального всеобъемлющего экономического партнёрства, продвигаемого Китаем и АСЕАН с участием Индии, Японии, Южной Кореи. России с её партнёрами по ЕАЭС предстоит решать, в какой форме стоит присоединяться к строительству этой мягкой экономической группировки.

Организационно Большая Евразия будет и должна, видимо, строиться на основе координации ряда экономических и политических проектов – Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), ЕАЭС, других организаций, быстро множащихся финансовых институтов Евразии, возможно, с последующим подключением ЕС. На роль связующего элемента этой архитектуры напрашивается ШОС с расширением числа наблюдателей. И главное – созданием в её рамках постоянных комитетов и переговорных площадок по либерализации торговли, по координации технических стандартов по экономической, финансовой политике и политике безопасности, включая борьбу с терроризмом, по кибербезопасности, миграциям. Вероятно, необходим и третейский суд ШОС для решения экономических и политических споров.

Партнёрство или сообщество Большой Евразии должно строиться на просвещённых и реалистичных принципах. Нацеленность на повышение благосостояния всех стран и народов, входящих в него, в том числе через постепенное движение к охватывающей весь континент зоне свободной торговли. Поддержка свободной, то есть либеральной, континентальной и мировой экономической системы, противодействие её дроблению и политизации. Сотрудничество, основанное на принципе игры с положительной суммой, выгодное для всех. Безусловное уважение государственного суверенитета и территориальной целостности всех стран, входящих в сообщество, и в мире в целом.

Столь же безусловное уважение политического плюрализма, права каждого народа и страны выбирать свой путь развития, образа жизни, поддержка свободы от вмешательства извне, культурного плюрализма, веры и веротерпимости. Возможно, когда-нибудь народы континента и всего человечества придут к разным вариантам одной политической модели – лидерской демократии. (Эту мысль я позаимствовал у видного российского международника Ф. А. Лукьянова). А может быть, что никакой общей модели так и не появится.

 
Партнёрство или сообщество Большой Евразии должно строиться на просвещённых и реалистичных принципах.
Сергей Караганов

Противодействие политике силы, нацеленной на создание новых или возрождение старых военно-политических альянсов и расколов. Направленность на сотрудничество в решении континентальных и общемировых глобальных проблем: загрязнения окружающей среды, изменения климата, используя передовые, в том числе европейские практики.

Эти принципы не являются новыми. Они диктуются здравым смыслом, провозглашаются в разных вариантах и в Уставе ООН, другими организациями международного сообщества. Проблема в том, что они не соблюдаются. И прогресс человечества, международной системы может смениться регрессом, возвращениям к войнам, нетерпимости.

Надо попытаться развить и укрепить эти принципы пока в Большой Евразии, а затем пытаться примером и сотрудничеством распространить их на остальной мир.

Естественно, что проект является и должен оставаться открытым для мира, для всех стран и континентов. Не должен он быть нацелен на изоляцию крупнейшего мирового игрока – США. Выбор за самой Америкой. Когда-то она помогла послевоенному восстановлению большей части Европы, поверженных врагов, играла ключевую роль в создании современной глобальной экономической системы. Но сделав в 1990 гг. ставку на мировую гегемонию и проиграв, пытается взять реванш. И своими действиями объективно (многие считают, что и злонамеренно) содействует дестабилизации многих стран и регионов. К тому же находится в политическом кризисе (см. Клинтон – Трамп).

Но человечество не может ждать результата американских метаний. Поэтому наряду с твёрдым сдерживанием наиболее опасных проявлений американской политики, курс на которое провозгласила Россия, нужно строить и конструктивную альтернативу разрушенному двухполярному порядку и заканчивающему своё разрушение однополярному миру. Одним из несущих элементов этого нового миропорядка может и должно стать партнёрство или сообщество Большой Евразии.

Когда-то англичанин Редьярд Киплинг написал стихотворение о том, что «Запад есть Запад, Восток есть Восток, не встретиться им никогда». Не прочитавшие стихотворение упоминают его как ещё один аргумент в пользу неизбежности и неизбывности конфликта цивилизаций. Но Киплинг в конце стихотворения показал, что сойтись они смогут на основе взаимного уважения. А оно, совершенно очевидно, должно быть основой построения Большой Евразии.

Опубликовано в РГ (Федеральный выпуск) N7109 (241) от 24 октября 2016 г.
и на личном сайте С. Караганова

Мнения в авторских колонках не редактируются и могут не совпадать с позицией Игоря Ашурбейли.
 
ТЕГИ
Комментарии
Вы можете оставить комментарий, войдя на сайт под своим логином и паролем или авторизироваться через социальные сети.
Игорь Рауфович Ашурбейли
Гражданство: Россия
Дата рождения: 9 сентября 1963 года
Место рождения: Баку, Азербайджанская ССР, СССР
Ученое звание: доктор технических наук
Научная деятельность: воздушно-космическая оборона
Место работы: АО «Социум»
Награды и премии: Орден Почета Медаль «300 лет Российскому флоту» Медаль Жукова Медаль «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» Медаль «200 лет Министерству обороны» Нагрудный знак «За отличие в службе» I степени Медаль «В память 850-летия Москвы» Памятный знак «100 лет противовоздушной обороне» Орден «За честь и доблесть» Человек года - 2013 Орден «Святого князя Александра Невского» I степени Орден «Святой Анны» II степени Орден Святого благоверного князя Даниила Московского II степени Орден «Преподобного Серафима Саровского» III степени Медаль «Святого благоверного великого князя Георгия Всеволодовича» I степени Памятный знак «Святителя Николая» II степени
  Все награды

 

АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ
ЦИТАТЫ
ЦИТАТЫ
ТЕГИ
ПОДПИШИТЕСЬ НА НАШИ НОВОСТИ!