Вход / Регистрация
Жизненное кредо:
Человечность и компетентность

Журнал «Социум» №3. Март 1991 год

Приложить силу ума, чтобы не использовать силу приклада (из материалов сессии Совета по межнациональным отношениям при редакции журнала «Дружба народов»)

Сейсмические сотрясения многонациональной почвы СССР учащаются. Подземный гул нарастает и в Прибалтике, и в Закавказье, и в Молдавии, и в регионах России, то есть практически повсеместно. Уже никому не приходит в голову толковать о внезапных инцидентах, досадных недоразумениях. «Когда взрывчатого вещества в избытке, запальный шнур всегда найдётся». Этими словами начал своё выступление на сессии член Совета Леонид Теракопян.

За каждой вспышкой страстей – свои конкретные поводы, а за всеми вместе – общие закономерности. В одних случаях это нарушение демографического баланса, в других – социальная напряжённость, в-третьих – дефицит суверенных прав... А то и «букет» и того, и другого, и третьего.

И никто больше не хочет ждать, потому что векселя обещаний просрочены; минуло уже семьдесят с лишним лет Советской власти, и привычные ссылки на временные трудности действуют не столько убеждающее, сколько раздражающе.

Одни именуют нынешнее состояние общества предкризисным, другие кризисным. Но как ни называй, как ни манипулируй эпитетами, состояние тревожное. Оно чревато и политической нестабильностью, и непредсказуемыми выплесками недовольства, и соблазнами авантюризма, и тоской по сильной личности.

Разумеется, нельзя в одночасье разгрести все завалы и выплатить все долги. Тем более, что экономический механизм страны разлажен. Тут, видно, нужны не миллионы, а миллиарды рублей. И не так-то просто поднять уровень Аральского моря, очистить Ладогу, восстановить Ленинакан; обеспечить жильём сотни тысяч переселенцев, дать им работу; закрыть и заменить экологически опасные производства.

К сожалению, буксует не только экономика. В таком же кризисе и духовная сфера. Вчерашние постулаты утратили свою очевидность и прочность. Из аксиоматических они превратились в дискуссионные. Какой социализм мы построили? Что есть наш образ жизни? Насколько грамотно решены вопросы национального устройства? Каковы идейные ценности нашего сообщества?

Теория – скажете вы. Да, но за нею люди, их настроения, ориентация в мире, готовность пойти за теми или иными лозунгами.

И за нею в конечном счёте перспективы многонационального государства.

Как известно, десятилетия нашей жизни прошли под знаком центростремительных тенденций. Они аккумулированы даже в самой официальной лексике: союз нерушимый, новая историческая общность – советский народ, чувство общесоветской гордости и так далее.

А что теперь? Не тяготение к центру, но отталкивание от него, ослабление уз, отождествление централизации с бюрократизмом, ведомственным произволом, диктатом сверху, стремление опереться на собственные силы, ресурсы, опыт.

Мы ещё не привыкли к центробежным тенденциям. Они порождают страхи, вызывают подозрения: то ли это покушение на социалистические устои, то ли козни сепаратистов.

Между тем эти тенденции вполне объективны. В их подоплёке не только протест против унификации, бесцеремонного нарушения суверенных прав; против экологической или демографической безграмотности, но и естественное желание каждой республики быть реальным хозяином в своём доме, обладать полнотой ответственности за настоящее и будущее народа, за его духовное здоровье.

Что скрывать, любые перекосы опасны, любая гипертрофия чревата непредсказуемыми конфликтами, но важно не противопоставлять центростремительные и центробежные начала, а сочетать их, искать равнодействующую.

В наши дни уже почти никто не произносит слов о дружбе народов. Обесцененные казённой риторикой, затасканные на парадных мероприятиях они стали дурным тоном, выглядят неуместными на фоне этнических столкновений, противостояния разнонациональных фронтов. Однако приснопамятную риторику мы заменили не столько делами, сколько молчанием, не столько продуманной программой сотрудничества, сколько констатацией кризиса. Мы потратили много язвительной желчи на обличение практики пресловутых недель и декад. И что же? Мы заменили недавние пышные празднества всего лишь их отсутствием.

Многообразная "физиономия" социальной напряженности... Доколе?

Многообразная «физиономия» социальной напряжённости... Доколе?

Старый механизм межнациональных культурных связей фактически демонтирован. Контуры нового пока ещё туманны. Наяву конструктивные не столько дела, сколько пожелания, декларации и разрушение наработанного в прошлом. В Москве заметно сокращается выпуск литературы народов СССР; во многих республиках ликвидируются русскоязычные редакции издательств. Мотивы традиционны: нет денег, нет бумаги, нет полиграфических мощностей. И результаты таких усекновений очевидны: ослабление интереса друг к другу, распад творческих контактов, ущерб и без того ущербного состояния духовности. Но каковы будут убытки от этих «нет», от такой «экономики», от такой инертности? Ослабление интереса друг к другу, и в результате – вакуум. Весьма опасный.

Утихли набившие оскомину разговоры о братстве, зато возрос набор взаимных претензий, оскорблений, обид. Вплоть до антирусских выпадов, антисемитского кликушества, глумления над национальным достоинством других народов. Не стану цитировать некоторые газетные статьи и выступления на митингах, скажу только, что они вызывают у меня отвращение и омерзение.

Можно утешаться тем, что это лишь пена.

Можно успокаивать себя тем, что это кричит невежество.

Однако невежество способно мобилизовать толпу, учинить погромы, пролить кровь. Она и проливается.

Я знаю, какой болезненный резонанс в республиках вызывают невзвешенные оценки происходящего в них. Оценки со стороны.

Я знаю, что эти оценки сплошь и рядом оборачиваются сотворением корпорации своих против чужих.

Тем выше сегодня роль критического самоанализа нации, тем острее должна быть реакция национальной общественности на проповедников подозрительности к другим народам, на тех, кто провоцирует вражду. Абсолютно нетерпимой такая реакция должна быть со стороны, прежде всего, интеллигенции.

Да, накопилось немало проблем, оставленных прошлым. Да, к ним прибавились конфликтные узлы, завязанные в самые последние годы. Да, многое в нашей жизни требует переустройства и обновления. И всё же нет и не может быть ничего на свете, что могло бы оправдать резню, убийства, состояние страха людского перед днём завтрашним. Только гуманизм может быть истинным критерием общественного прогресса. Или, как говорил поэт, «все прогрессы реакционны, если рушится человек».

 Позвольте вам задать... Рисунок С. Спасского

Позвольте вам задать... Рисунок: С. Спасского

ТЕГИ

Ещё в главе «Семья - нация - страна»:

Какова женщина, такова... культура
Приложить силу ума, чтобы не использовать силу приклада (из материалов сессии Совета по межнациональным отношениям при редакции журнала «Дружба народов»)
Нежелательный вариант. Милая пиеска
Игорь Рауфович Ашурбейли
Гражданство: Россия
Дата рождения: 9 сентября 1963 года
Место рождения: Баку, Азербайджанская ССР, СССР
Ученая степень: доктор технических наук
Научная деятельность: воздушно-космическая оборона
Место работы: АО «Социум»
Награды и премии: Орден Почета Медаль «300 лет Российскому флоту» Медаль Жукова Медаль «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» Медаль «200 лет Министерству обороны» Нагрудный знак «За отличие в службе» I степени Медаль «В память 850-летия Москвы» Памятный знак «100 лет противовоздушной обороне» Орден «За честь и доблесть» Человек года - 2013 Орден «Святого князя Александра Невского» I степени Орден «Святой Анны» II степени Орден Святого благоверного князя Даниила Московского II степени Орден «Преподобного Серафима Саровского» III степени Медаль «Святого благоверного великого князя Георгия Всеволодовича» I степени Памятный знак «Святителя Николая» II степени
  Все награды

 

ЦИТАТЫ
ЦИТАТЫ
ТЕГИ
ПОДПИШИТЕСЬ НА НАШИ НОВОСТИ!