Вход / Регистрация
Жизненное кредо:
Человечность и компетентность
Валерий Ганичев

Отечественная литература в своём единстве и многообразии

Выступление Валерия Ганичева на пленуме Союза писателей России в Якутске 21 июня 2015 года.

Валерий Николаевич Ганичев – прозаик, доктор исторических наук, председатель Союза писателей России.

Хотелось бы начать выступление с благодарности руководству Республики Саха (Якутия), её писателям, её жителям за то, что они пригласили писателей России в Год литературы, год 70-летия Победы сюда, на землю якутскую, чтобы обсудить проблемы нашей литературы, высказаться о её состоянии, проследить тенденции, подумать о будущем.

Вначале о Победе. Все мы находимся под впечатлением от грандиозного военного парада на Красной площади в Москве, выдающегося 10-миллионного шествия по стране «Бессмертного полка» памяти.

Торжество Духа – так называли это событие писатели России на пленуме СП России на Прохоровском поле 16 мая. То, за что мы, Союз писателей России вместе с другими патриотами боролись более 25 лет, оказалось востребованным народом, обществом, державой. Это одно из главных направлений выдержало испытание и проверку временем. Это повергло в страх и панику наших противников на всём фронте: от зарубежных «ястребов» до мнимых демократов, доморощенных либералов, и скептиков.

В Белгороде было отмечено, что самый главный из итогов Великой Отечественной войны – Победа, она спасла русский язык, она спасла и языки народов России, что сыграло свою роль в объединении народов. «Мы сохраним тебя, русская речь, Великое русское слово», – говорила Анна Ахматова. Так и случилось.

Второй вывод Белгородского пленума – Победа стала возможной из-за того, что была дружба народов, было единое государство и содружество. Этот вывод переливается в повестку дня нашего сегодняшнего пленума – Отечественная литература в своём единстве и многообразии. Вот об этом уникальном явлении и хотелось бы поговорить сегодня.

Двадцать лет назад мы собрались здесь, в Якутии, поставив тогда этот вопрос на повестке дня.

Время было тревожное, неспокойное, переломное. Гремела война на Кавказе. Сепаратистские войны накатывались на страну, выхолащивали вековечные нравственные ценности. Апологеты этого опустошения вовсю трубили о необходимости сплошной перестройки (как метко охарактеризовала этот вроде бы либеральный подход народная мудрость – перепалки). Торжествовала во многом грубая сила, сила зелёного доллара и бессовестный захват земель, недр, эфирного и другого времени.

Писатели России «склеили», если хотите, свою организацию в 1994 году на созидательном пленуме в Орле. И вот, в 1995 году, когда по предложению руководства Якутии, её президента Михаила Николаева, писателей республики мы, литераторы со всех концов страны, прибыли сюда, чтобы провести созидательную, укрепляющую нас работу. Трудно переоценить ту работу духа, которую мы провели по приглашению гостеприимных и в то же время требовательных хозяев.

 
Запомнился случай: на секретариат Союза, обсуждающего подготовку пленума в Якутии, попросился чеченский писатель, противник Дудаева. Он послушал, и на глазах его появились слёзы: «Неужели есть земля, где не стреляют?» Да. Якутия, как тогда, так и сейчас, была спокойной, уверенной территорией мира, согласия и созидания. Да, конечно, тогда, как, наверное, и сейчас есть какие-то невыполненные задачи, шероховатости. Но, как тогда, так и сейчас, всё опиралось и держалось на трудолюбии, настойчивости, корневом спокойствии и высоком Слове и Культуре Якутии, на крепости в устремлении вперёд, к лучшему будущему, уверенности руководства и народа, на великом единении и дружбе народов.
Валерий Николаевич Ганичев

Мы, как и сейчас, по приглашению главы Администрации и её энергичного и вдохновенного руководителя Егора Афанасьевича Борисова прибыли в Якутию, как в бастион мира, культуры, веры и надежды.

Тогда были незабываемые встречи, поездки по выдающейся реке Лене, поездки и выступления в улусах, посещение Академии наук, храмов, алмазных трубок, шахтёрских посёлков и пастбищ оленеводов. Край работал, трудился, воспитывал детей, демонстрировал культурные достижения, показывал и помнил великое наследие предков. В те дни многие тогда впервые услышали в исполнении олонхосутов отрывки великого мирового эпоса «Ньюргун Боотур стремительный». Якутские народные мотивы, многие из которых – как бы нерастаявшие в мерзлоте моды веков, так же как русские, – песни старожилов края. Мы познакомились с творчеством, писательскими творениями якутских писателей-основоположников: Алексея Кулаковского, Аменподиста Софронова, Николаса Неустряева, Платона Оюенского.

Незабываемыми были встречи с Великим Просветителем, блистательным писателем Суоруном Омооллоном (Дмитрием Кононовичем Сивцевым). Человек неуёмной энергии, высокой культуры, человек знания её глубин и цементирующей дружбы народов, он буквально «тащил» нас на высоких скоростях в свой улус, в музейные помещения первых школ – школ разума и просвещения, как говорил он, на вышки, с которых можно было обозревать далёкие дали таёжных лесов, и глубоководных рек, и всей страны.

Запомнился фактически его завет молодым на пленуме. Он обратился к молодым литераторам-якутам: «Постигайте наш язык, его своеобразие и образность, знайте его, не забывайте, пишите на нём. Но если Вы не постигнете в совершенстве русский язык и русскую культуру, то не будете полноценными писателями, соединяющими мир, Вы не будете выразителями нашего мира».

Зал притих, а потом все встали и зааплодировали. Да, Суоруно Омооллон был великим Просветителем, вдохновителем высоких  и добрых помыслов и дел. Его имя встаёт рядом с выдающимися светочами нашего времени: Михаилом Шолоховым и Расулом Гамзатовым, Юрием Бондаревым и Николаем Лугиновым, Кайсыном Кулиевым и Мустаем Каримом, а также с другими. Если бы наша власть была тогда более внимательна к их Слову и мысли народов, Советский Союз не распался бы.

Наш пленум и должен пойти по этому пути знакомства с нынешним литературным богатством, с признанием требовательности к себе и переводу, к самому главному в творчестве – утверждению высоких нравственных ценностей и языку произведения.

Для некоторых наших сотоварищей творческий рост прекращается в связи с приёмом в Союз писателей, получением членского билета. А ведь это только некий, если хотите, аванс или отметка на первых шагах творчества (если оно есть). Мы не перестаём говорить о требовательности во время приёма, не только к организациям, но и к самому себе, нашей Общероссийской приёмной комиссии (одним из представителей там является Наталья Харлампьева).

 
Итак, ещё одно всеобщее требование и задача для творчества – это язык наших произведений. Мы ослабили требование к этому, одному из главных, компонентов писательского труда. Часто принимаем за мысль тему, сюжетность произведения, но ведь главная ценность – в слове, стиле, образности, то есть языке произведения. Если хотите, наш строительный материал – твёрдый бетон и хрупкий хрусталь. Мы решительно выступаем за повышенную оценку произведения, в том числе связанную с уровнем языка, и будем давать её, учитывая в первую очередь, во время присуждения литературных премий и проведения конкурсов.
Валерий Николаевич Ганичев

Этот год объявлен Годом литературы и, конечно, «Наш Север» это касается в полной мере всех. Следует, прежде всего, поговорить в этом смысле о языке нашем. Но если говорить точнее, язык – это душа народа, образ его мысли. Вот икона – это образ Бога, и бытует распространённое мнение, что картина, в которой отсутствует образ, является безобразным искусством. Так и с языком, если он не является образом души человеческой, то он превращается в чистую технику, технологию произведения, а не в её дух и точное следование образу, сути и предначертанию Всевышнего, в его мысли и чувства.

Часто повторяют слова Евангелия: «Сначала было Слово». Но забывают продолжить фразу: «И Слово было у Бога». И главная суть этого: «Слово было Бог». Поэтому отношение к слову не как к некоему второстепенному способу передачи информации, глупо и даже несущественно. Но, к сожалению, оно распространено и даже распространяется. Во многом приходит язык механизма, язык технологий, теряя сочность, звучность, образность народного или получившим распространение литературного языка.

За последнее время внимание к языку, его точности, образности, обоснованности, укоренённости уменьшилось, а то и вообще не учитывается в произведении даже при присуждении различных премий. Учитывается только сюжет, действие, актуальность; тема же этого обмельчания звучит мало.

Но вот на двух последних пленумах Союза писателей мы решительно поставили вопрос о возвышении роли языка, его безусловном участии при оценке всероссийских литературных премий (а их уже более 25-ти). Об этом говорилось и на двух Президентских советах, когда выступал сам президент В.В. Путин.

Итак, неустанно на повестке дня – язык, его качество.

Вроде бы и возвращается интерес к языку, пишутся диктанты, проходят конкурсы чтецов, но ещё велика языковая безграмотность, засорение иноземными, отнюдь не обязательными словами, сквернословием, которое находит поддержку то у киногероев, то у претендующих на народность и объявляющих себя писателями спекулянтов от литературы.

 
Не могу не повторить слова нашего, уже покойного, писателя Владимира Максимова, который написал нам из Парижа: «Каждая страна и любой народ вправе защищать себя от экспансии, в том числе и от экспансии в области языка, всеми имеющимися способами».
Валерий Николаевич Ганичев

В общем, языки наши нуждаются в этой защите, пропаганде и развитии. Ведь не так давно это был эталон для школы. Итак – жёсткая защита и развитие языка национальных литератур.

Ясно, что нам следует обращаться к классике, её верному слогу и слову. Так, на предыдущем пленуме в Белгороде довольно резко встал вопрос о забвении нашей литературы периода Отечественной войны. Многие школьники не знают следующих произведений: «Они сражались за Родину» Михаила Шолохова, «Василий Тёркин» Александра Твардовского, «Блокадный дневник» Ольги Бергольц, «Горячий снег» Юрия Бондарева. Я уже не говорю о «Молодой гвардии» Александра Фадеева, «Повести о настоящем человеке» Бориса Полевого, классиков национальных литератур. А ведь это знание порождает молодогвардейцев, Маресьевых, Гагариных. И поважнее всяких ЕГЭ, которые тоже порождают майданщиков всех видов, а также радикализм бездумных баррикад и полной бездуховности.

Сегодня мы послушаем представителей писателей Якутии, узнаем о наиболее интересных писательских успехах, выскажутся и другие коллеги.

Сегодняшняя якутская литература имеет немалые успехи. О некоторых я расскажу, хотя, честно говоря, из-за отсутствия ценных переводов в полной мере сделать этого не смогу.

Вот один из примеров. Однажды в наш Большой зал Союза писателей приходило всё больше и больше народу, и конечно, не только писатели, критики, издатели, но и историки, философы, политологи и просто люди, узнавшие о выходе книги «Хунские повести» якута Николая Лугинова. Книга была необычна, обращена в народ, в века, пересыпана мудрыми размышлениями китайского философа Лао Цзы. События происходили на границе двух пространств Азии и Европы, сопровождали дальние походы, сражения и гибель, порождающие империи, которые объединяют народы и языки. Этот взгляд в прошлое бумерангом мысли обращался и в наши дни. Обсуждение было острым и разноплановым. Не так уж часто идёт в наши дни подобный объёмный, заинтересованный, литературно-мировоззренческий разговор. Николай Лугинов – фигура в нашей литературе известная. Он лауреат Большой литературной премии и премии высокого духа и мужества «Прохоровское поле», которая вручалась на этом великом третьем ратном поле России. Мудрый, талантливый писатель всей Якутии и России – Николай Лугинов.

Не могу не сказать о некоторых его коллегах: Павле Харитонове – Ойуку с его романом «Дорога с бубенцами» или Семёне Маисове с рассказами о жизни якутского села в годы Отечественной войны. Сегодняшним проблемам – захватывающий людей сегодня дух лёгкой наживы и алчности, уничтожающий природу самого человека, – посвящён роман «Речной волк» Постникова.

 
Якутская литература – это в каком-то смысле слепок со всей нашей общероссийской литературы. Тут и русские, и якутские авторы, и эвенки.
Валерий Николаевич Ганичев

В каждом «сущем языке» есть свои достижения, а то и звёзды. Назову лишь двух-трёх человек, да не обидятся другие, тоже талантливые: русский Владислав Авдеев и Ариадна Борисова, эвенк Андрей Кривошапкин, Николай Курилов и др.

Нельзя не отметить возрастающую роль якутской поэзии. В их ряду – знаменитый Анатолий Старостин, Умсуура, Семён Капитонов, Виталий Власов. Поразительная по образу, смыслу и звучанию, не затухающая, несмотря  на большую общественную работу, поэзия Натальи Харлампьевой – признанной поэтессы России.

Хотелось бы отметить большую работу с молодыми, вступающими в творческую жизнь литераторами. Только что приняты в Союз писателей десять молодых писателей до 30 лет. Это не частое явление для всего Союза. Нам удалось частично убедиться, что это талантливые люди, и им придётся в полную силу работать в XXI веке.

Но, конечно, ещё и ещё раз повторяем – нужна требовательность писателя к себе, непредвзятость коллег-писателей при приёме в Союз и издателей при выпуске книг.

Честно говоря, я был удивлён, радовался и одновременно тревожился, что за год издательство выпустило 500 (!) книг писателей. С одной стороны, это свидетельствует о заботе власти, писателей, издателей, а с другой – не порождает ли погоню издания для издания, а не смысла и высокого образа? Присмотритесь.

Дорогие писатели! Мы восхищаемся и рады, что вдоль республики протекает красавица Лена – могучая, полнокровная и, если хотите, стержневая, скрепляющая страну и народ река. Мы надеемся, что Вы закрепите в сознании величавое слово Россия и название Лена, как душевно восклицал Николай Некрасов о Волге, Шолохов – о Тихом Доне, Гоголь – о Днепре, Распутин – об Ангаре. Лена должна стать великим символом страны, а это в немалой степени зависит от людей труда и от Вас – писателей, музыкантов, художников, артистов.

Что касается переводов, то после блестящих переводов В. Солоухина, С. Шуртакова, С. Поделкова, Вл. Луговского, Влад. Державина, Валерия Преловского, М. Львова, Ник. Переяслова и других, можно сказать о большой ответственной литературоведческой, переводческой, аналитической работе нашего коллеги – Анатолия Парпары.

В свою очередь заслуживает внимания перевод стихов дагестанца Магомеда Ахмедова на якутский. Постоянная работа нашего стратегического, как я называю, журнала «Наш современник», который чаще других изданий обращается к национальным литературам страны, в том числе и якутской. Здесь находится заместитель главного редактора журнала Александр Казинцев. Попросим его выступить о состоянии нашей литературы. Такую же работу проводит журнал «Форум», который подготовил присутствующий здесь редактор Александр Муссалитин. Эту работу надо поддерживать и одобрять. И конечно, вершиной этого на данном этапе явилась «Антология якутской поэзии» на двух языках, изданная в Москве, и составленная большим энтузиастом и подвижником Сергеем Гловлюком. В свою очередь нельзя не отметить переводческий подвиг Попова-Тумага, который перевёл на якутский язык Омара Хаяма, Конфуция.

И всё-таки мы, как и прежде, неудовлетворены художественным переводом с языка народов России на русский и наоборот. Думаю, что следует ещё раз принять резолюцию об этом, обратиться к недавно созданному Министерству по делам национальностей, ибо это один из главных рычагов объединения людей. Следует подумать хотя бы о ежеквартальном литературном обозрении наиболее интересных и важных произведений прозы и поэзии народов России.

Надеемся на то, что на этой встрече мы ещё раз посмотрим друг другу в глаза, послушаем и услышим друг друга, продолжим наше общее рукопожатие.

Итак, идёт Год литературы. Мы хорошо помним, что литература из всех видов деятельности меньше всего поддаётся схемам, разработанным мероприятиям, пунктам. Для Года литературы надо, чтобы авторы с ещё большей требовательностью относились к себе, издатели видели в книге не только товар, но и принцип укрепления нравственности и культуры, а учителя, библиотекари, родители твёрдо знали, что книги надо читать, в том числе и вслух.

 
Дорогие друзья, наша литература понесла громадную утрату. Недавно ушёл из земной жизни Валентин Распутин – наш друг, сотоварищ, сопредседатель Союза писателей России.
Валерий Николаевич Ганичев

Святейший Патриарх в ответ на наше извещение об этом принял решение на целый день открыть для прощания храм Христа Спасителя в Москве. И целый день в храм шли люди, его читатели и почитатели, старые и молодые. А на следующий день состоялось отпевание, которое провёл сам Святейший Патриарх. Он сказал Слово, в котором назвал Валентина Распутина Великим писателем России и отметил, что тот писал о простых ситуациях жизни и сумел в них привлечь внимание и вызвать раздумья. Патриарх сказал, что вся жизнь состоит из простых ситуаций. «И верно, – сказал мне при встрече великий композитор Георгий Свиридов, – жизнь и её смысл просты. Вот и Иисус прост, а Иуда сложен».

В этой великой простоте и заключалось творчество Валентина Распутина.

Закончить хочу памятным воспоминанием. Я уже сказал, что в Якутии 20 лет назад мы встретились с великим подвижником Духа, творцом и созидателем, певцом дружбы народов Суоруном Омооллоном (Сивцевым). Когда мы приехали в его исторический чудо-городок, собранный из старых домов, острогов, церквей русских землепроходцев, искусственных и эстетических сооружений трудолюбивых якутов, мы все удивлялись энергии и душевной радости этого 89-летнего человека. А на следующий год он позвонил и сказал, что хочет отчитаться перед своим Союзом писателей в связи с 90-летием. Его приветствовали в Большом зале наши старейшины: Михаил Алексеев, Пётр Проскурин, а также писатели России: В. Распутин, В. Белов, И. Ляпин. Вручили ему, как православному человеку, икону и скромные подарки. Он легко вышел, почти выбежал на сцену с каким-то наполненным мешком. «Я и отчитываюсь». А дальше была какая-то фантасмагория. Он доставал из мешка книгу за книгой и объяснял: «Вот эту книгу, почти букварь, я издавал в 1924 году, эту – в 1925. Вот первая моя пьеса, выпущенная в 1929 году, вот книга стихов, вот прозаический сборник, вот перевод русских поэтов, вот о великой дружбе русских и якутов, вот новеллы, вот романы, вот слово к молодым». Хитро прищурился: «Вот за эту чуть не посадили, хотя куда ещё севернее сослать?». За эту получил орден. Стопка книг росла, и росло восхищение от того, что мы – современники этого писателя, выдающегося человека, представителя прекрасной якутской литературы и воплотителя великой русской культуры.

Мы долго аплодировали. Все получили заряд бодрости и творчества. Нам надо замечать и чествовать тех, кто отдавал и отдаёт свои творческие силы делу нашей литературы.

Думаю, что наш пленум пройдёт под знаком служения народу, Отечеству, людям, под знаком великого и гениального Суоруна Омооллона.

И ещё раз благодарим Главу администрации Ивана Афанасьевича Борисова, всех якутов за эту встречу, за Ваше гостеприимство.

ТЕГИ
Комментарии
Вы можете оставить комментарий, войдя на сайт под своим логином и паролем или авторизироваться через социальные сети.
Игорь Рауфович Ашурбейли
Гражданство: Россия
Дата рождения: 9 сентября 1963 года
Место рождения: Баку, Азербайджанская ССР, СССР
Ученое звание: доктор технических наук
Научная деятельность: воздушно-космическая оборона
Место работы: АО «Социум»
Награды и премии: Орден Почета Медаль «300 лет Российскому флоту» Медаль Жукова Медаль «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» Медаль «200 лет Министерству обороны» Нагрудный знак «За отличие в службе» I степени Медаль «В память 850-летия Москвы» Памятный знак «100 лет противовоздушной обороне» Орден «За честь и доблесть» Человек года - 2013 Орден «Святого князя Александра Невского» I степени Орден «Святой Анны» II степени Орден Святого благоверного князя Даниила Московского II степени Орден «Преподобного Серафима Саровского» III степени Медаль «Святого благоверного великого князя Георгия Всеволодовича» I степени Памятный знак «Святителя Николая» II степени
  Все награды

 

АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ
ЦИТАТЫ
ЦИТАТЫ
ТЕГИ
ПОДПИШИТЕСЬ НА НАШИ НОВОСТИ!