Вход / Регистрация
Жизненное кредо:
Человечность и компетентность
Андрей Угланов

Чувство свободы безответственности

Для одних оно приходит вместе с отставкой, других не покидает даже тогда, когда им доверена безопасность страны.

Интервью газеты «Аргументы Неделi»

Минул ровно год после того как в ГСКБ «Алмаз-Антей» имени академика Расплетина, этой кузнице самых эффективных, всемирно известных систем противовоздушной обороны, произошли громкие перемены.

Генеральному директору, с успехом возглавлявшему предприятие с 2000 года, Игорю Рауфовичу Ашурбейли объявили благодарность и… отправили в отставку без объяснения причин. Из официальных источников следовало, что бывшего гендиректора отправили заниматься «реализацией новых проектов».

О том, как прошёл этот год, главному редактору «АН» Андрею Угланову рассказывает сам Игорь АШУРБЕЙЛИ, доктор технических наук, получивший за месяц до вызвавшей у профессионалов недоумение отставки звание Лауреата Премии правительства РФ в области науки и техники.

Я себе уже все доказал

– Игорь Рауфович, вы же были страшно занятым человеком. Ни минуты свободного времени: разработка, запуск в производство, испытательные стрельбы в Капустином Яру, внедрение в войска. И вдруг все телефоны замолкли? Пришло ощущение, что жизнь остановилась?

– Было бы лукавством говорить, что год назад вся эта ситуация, весь этот «гоп-стоп из-за угла» мне были приятны. Но, с другой стороны, неправда, что это неприятно мне до сих пор. Действительно, прошёл целый год с того момента, как я получил свободу. А точнее – свободу полной безответственности. Ведь с 1994 года, когда пришёл на полуразрушенный «Алмаз», я был буквально оторван от нормальной жизни.

16 лет работы на износ, из них 10 в должности генерального директора. Жизнь проходила где-то сбоку. Кроме главного направления – своей работы, я ничего не видел. И в этом плане 2011 год выдался совершенно живым и необычным. Я вдруг увидел, что жизнь многогранна, что она может течь и по другим направлениям. Просыпаясь, мне не надо было тревожиться – не протекла ли крыша, не упала ли ракета, не просрочен ли кредит.

Прожитый 2011 год был очень интересен с точки зрения обогащения моего жизненного опыта, познания человека, как подобия Божьего. Были, конечно, вокруг и предательство, и подонство людей, которых за ручку вёл на протяжении 10 лет, но ситуации с молчащим телефоном, как ни странно, не было.

Существенно поменялся калейдоскоп лиц, которые вдруг возникли рядом. Я обогатился новыми контактами, общением с необычными личностями. Разочарование в одних «старых друзьях» с лихвой было компенсировано приятным и неожиданным распознанием с самых лучших сторон других. И я очень благодарен за поддержку своим близким, которым ранее уделял слишком мало внимания и которые проявили себя удивительным образом.

Кроме того, я уладил наконец-то частные дела. Раньше на них просто не было времени. Наконец-то взял на себя труд лично возглавить как председатель Совета директоров принадлежащий мне холдинг «Военно-промышленная компания» («ВПК») и привести там всё в относительный порядок. После этого, буквально на днях, я вышел из состава всех органов управления «ВПК». Деятельность компании успешна, и я верю, что Совет директоров и правление будут и дальше заниматься её развитием. Но я из всего этого ушёл и тем самым поставил точку в своём участии в бизнес-проектах и в бизнесе вообще. Мне это более не интересно. Я себе уже всё доказал.

В том же «свободном» году я защитил докторскую диссертацию по тематике воздушно-космической обороны. Стал действительным членом Академии военных наук. Возглавил общественную организацию «Граждане за себя», получил некоторые общественные награды. В общем год был насыщенным, скучать не приходилось.

– Что стало с вашими медийными проектами?

– Я не мог их бросить. Продолжаю выпускать журнал «Воздушно-космическая оборона» и еженедельник «Военно-промышленный курьер».

Знаковое событие

– Было и ещё одно важное для меня событие. Я единогласно избран председателем президиума вневедомственного экспертного совета по проблемам воздушно-космической обороны (ВЭС ВКО). Исполнительным директором назначен бывший начальник главного штаба ВВС генерал-полковник Чельцов Борис Фёдорович.

Создание крепкого авторитетного независимого экспертного сообщества в области ВКО, думаю, и будет основной моей деятельностью в 2012 году. Не претендуя на какие-то бизнес-проекты, эта организация позволит вырабатывать взвешенную научно-техническую политику в важнейшем направлении развития оборонного комплекса России – создании системы воздушно-космической обороны.

Критическая точка

– В своих интервью вы всегда говорили, «Алмаз» – прибыльное предприятие, что очень редко для оборонки. В ваше отсутствие на нём что-то изменилось?

– Последний год моего руководства мы завершили с чистой прибылью около полумиллиарда рублей. В принципе, всё, что хотелось сказать о 10 годах правления на «Алмазе», есть на моём новом сайте, открытом на днях. Капитализация выросла в 37 раз. Зарплата ежегодно индексировалась в среднем на 22%. В общем в наследство я оставил прибыль, большие заказы в части ОКР, серийного производства, экспортных контрактов, коллектив с 50% молодёжи-разработчиков в возрасте до 40 лет плюс весь потенциал присоединённых четырёх московских головных предприятий ПВО-ПРО.

Что касается изменений, произошедших после моего ухода, скажу следующее. Будучи генеральным директором закрытого предприятия, я был ограничен в свободе высказывания своих мыслей. Мои начальники даже заседания Совета директоров проводили, чтобы запретить мне несанкционированные интервью, всё выискивали признаки разглашения гостайны. Я, по своему внутреннему убеждению, в одностороннем порядке дал им год информационного карантина, чтобы они как-то наконец самореализовались, избавившись от меня, или предъявили мне какие-то конкретные претензии.

Год прошёл. Далее я считаю себя свободным в своих вербальных оценках как прошлых событий, так и происходящих. Подождём годового баланса, иных скорых результатов деятельности ГСКБ и Концерна «Алмаз-Антей». И не сомневайтесь – я дам самые исчерпывающие комментарии.

– А на «Алмазе» кто сейчас работает? Какие-то назначенцы? Они имеют хоть какое-то образование?

– Ну почему же? Практически все мои «бывшие», мною самим назначенные, и работают, усердно отрабатывают. Конечно, кроме тех многих десятков честных управленцев, которые были уволены, выдавлены или ушли по собственному желанию, написав в Концерн протестные заявления.

Кроме десятков ведущих разработчиков, часть из которых ушла на рынок труда, часть я сумел сохранить, взяв на работу в свой холдинг. Часть уговариваем не уходить, так как нет средств платить им зарплату, у меня ведь нет сейчас бюджетных заказов, а на улице людей мы просто потеряем. Коллективы, складывающиеся годами. Хорошие, реальные труженики. Мои любимые алмазовцы.

Кстати, за время почти 5-летнего директорства в НИИРП и МНИИПА, будучи председателем советов директоров «Альтаира» и НИИЭМИ – это всё головные разрабатывающие фирмы, коллективы, научные школы, ныне вошедшие по моему замыслу в состав ГСКБ «Алмаз-Антей» имени Расплетина – и они стали мне близки. Хотя столько гадостей и анонимок настрочили на меня. Будучи подговорёнными или искренне заблуждаясь. Не только зла на них не держу, но и восхищаюсь, как и всеми оборонщиками России – становым хребтом её государственности. Сейчас с печалью гляжу, как извращается мой замысел, принижается, нивелируется роль этих великих коллективов.

Конкретные люди

– Как сейчас относитесь к Концерну ПВО – вашему обидчику?

– Ну почему же обидчику? Обидчики – это конкретные люди, и с ними нужно быть тоже конкретным. А Концерн ПВО «Алмаз-Антей» – это и моё детище, с любовью созданное под руководством глубоко уважаемого мною Виктора Петровича Иванова в далёком 2002 году. Как отношусь к Концерну сегодня? С юмором. Разве можно серьёзно относиться к серым гопникам, оседлавшим отрасль? Не могут по определению созидать – только разрушать и съедать. Этакие лонгольеры из голливудского ужастика. Их единственное оружие – административный ресурс, телефонное право, а также донос, клевета, ложь, грязь, сплетня и существа, их распространяющие. Там нет других аргументов – ни в научно-технической области, ни в организационной, ни в интеллектуальной.

Тем не менее с Концерном я прошёл большой и во многом позитивный путь. В том числе как член Правления с 2002 по 2010 год. Нельзя отрицать тех общих успехов, которые были достигнуты, когда удавалось находить общие решения с Меньщиковым В.В., Новиковым Я.В. Многое шло на пользу дела. Но после ухода с поста Председателя Совета директоров Концерна ПВО Виктора Петровича Иванова это всё прекратилось. Признаюсь.

Для достижения своих трёх главных на то время целей – создание С-400; закладка новой тематики единой системы зенитного ракетного оружия (ЕС ЗРО) ПВО-ПРО 5-го поколения; формирование единого межвидового разработчика ВКО на базе Алмаза – я осознанно шёл на многие компромиссы и не жалею об этом. Ведь цели были достигнуты. А когда поле для компромиссов сузилось до острия иглы – я с неё соскочил.

Концерн ведь создавался как временный буфер между научными школами ПВО – «сухопутного» и «объектового». Невозможно было при жизни объединить двух их непримиримых лидеров – академиков Бункина и Ефремова, ныне покойных. Поэтому было принято решение на переходный период создать управляющую компанию. Период затянулся на долгие 10 лет.

Конструкторский мозг и управляющая опухоль

Теперь, вернее 28 декабря 2010 года, на базе «Алмаза» был создан единый межвидовой головной разработчик, объединивший не только ПВО сухопутных войск и ВВС, но и ВМФ, ПРО и АСУ ПВО. Задача перевыполнена.

«Мозг» науки и интеллекта сформирован в том самом месте, которое называлось в США «осиным гнездом советских ракетчиков»; в месте, созданном Сталиным и лично опекаемом Берией, пославшим сюда главным конструктором своего собственного сына; в месте, откуда с 1947 года выросли все научные школы управляемого ракетного оружия СССР и России; в месте, названном по моей инициативе именем родоначальника ПВО-ПРО-ВКО академика А.А. Расплетина, главенствующая роль которого никогда не оспаривалась никем из живущих и ушедших академических авторитетов. Адрес этого места – Ленинградский проспект, 80.

При этом Концерн ПВО «Алмаз-Антей» на улице Верейской многие давно уже называют злокачественной опухолью. Бюрократическая посредническая надстройка-времянка больше не нужна! В Концерне ПВО «Алмаз-Антей» на 50 подчинённых предприятий приходится 500–700 управленцев. За чей счёт они содержатся – как вы думаете?

В Российском агентстве систем управления РАСУ – было всего 100–150 госчиновников. Они управляли 1600 предприятиями оборонной промышленности. В итоге под лозунгом «сократим чиновничий аппарат в оборонке!» получился 5‑кратный прирост аппарата. Только уже не с уровнем ответственности госчиновника, а с уровнем безответственности клерка ОАО.

Такая надстройка очевидно нецелесообразна. Есть уже реальный научный костяк в расплетинском ГСКБ «Алмаз», на базе которого и нужно строить будущий холдинг воздушно-космической обороны. Я утверждаю это как человек, не имеющий ну совершенно никаких амбиций по переходу на какую-то новую должность, с которой снова могут снять «с благодарностью». Возвращаться на роль генерального директора куда бы то ни было я больше не хочу!

Оборонке нужен папа

– Вы видите какие-то проблемы? Знаю, что часть разработчиков этого абсолютно нового противоспутникового оружия ушла с «Алмаза». Вы уверены, что С-500 может быть разработана не на государственном предприятии, а на каком-то другом, в частности на вашем?

– Дело в том, что мы не можем проводить разработку техники, не имея заказа от министерства обороны. Это запрещено законодательно. Я могу одно сказать, что ещё год смогу содержать этот коллектив. И если на «Алмазе» будет организовано нормальное руководство наукой, разработчики и сам генеральный конструктор готовы вернуться на «Алмаз». Хотя сегодня и в других коллективах разработчиков есть брожения. Причина одна – нужен полноценный генеральный конструктор, а не птица-говорун, который бы занимался наукой, а не интригами и болтологией. 

– В ВПК появился новый куратор – Дмитрий Олегович Рогозин. На этой должности снова политик. Вы связываете какие-то надежды с этим назначением?

– Что касается профессионализма, то из небольшого опыта общения с Дмитрием Олеговичем, могу сказать, что это человек креативного, созидательного ума, с быстрой реакцией и глубиной. Причём с 4-летним опытом работы в НАТО именно по той проблематике, которая меня больше всего как профессионала волнует. Тема ПРО ему близка, и в разговоре он демонстрирует блестящее знание предмета и терминологии. Он фонтанирует идеями в этой области.

Надеюсь, что это большое приобретение для ВПК. Ведь в одном из своих интервью я говорил, что оборонке давно уже нужен «папа» в хорошем смысле этого слова, какими были в своё время Маслюков, Глухих, Устинов – лидеры нашего ОПК.    

Про оборону Москвы    

- Недавно прошло сообщение со ссылкой на вас. Вы говорили, что вокруг Москвы нет настоящей системы ПВО, которая могла бы защитить столицу от баллистических ракет, американских или китайских?    

– Что касается ПВО Москвы и Подмосковья, то я всегда был далёк от апокалиптических мыслей. Просто некоторые СМИ, которые вырывали из контекста мои высказывания, немножечко перевирали. Чётко скажу, что три кольца ПВО вокруг Москвы сменились сегодня только одним, и стало конечно похуже.

К тому же системы С-300ПС, а их большинство, завершают свой физический срок эксплуатации. Остаётся, правда, пара-другая десятков С-300ПМ, большинство которых ещё при мне успели модернизировать до уровня системы «Фаворит». Но модернизация – это не есть новая система. Тем не менее, если будет своевременно и успешно завершена разработка системы средней дальности «Витязь», то она и пойдёт на замену комплекса С-300ПМ.    

– Что такое «Витязь»? Это тоже «Алмаз»?   

– Да. Мы выиграли международный тендер в Южной Корее, первый в истории постсоветской России тендер на опытно-конструкторскую работу по созданию новой техники – локатора средней дальности, а не на серийное производство ранее созданной советской техники. Когда этот локатор я показал нашему генералитету за неделю до его отправки в Корею, они, увидев результат «в железе», поверили в то, что Россия может в короткие сроки разработать собственный комплекс средней дальности и с лучшими характеристиками. Это работа нам и была задана.    

Поэтому нет никакого «закошмаривания» по ситуации с системой ПВО Москвы. И если мы темпы не снизим по перевооружению армии новой техникой – С-400, Витязь, – то выправим ситуацию. А в части противоракетной обороны – с помощью системы С-500, главное, чтобы не занижались характеристики этой системы

Про будущее

-  В системах С-500 и С-400 используется ракетный двигатель. Это довольно старое направление, основанное на реактивной тяге. Оно конечно, и в своём развитии  это тупиковый путь. Существуют ли разработки, в которых заложен иной физический принцип – волновой или ещё какой-то? Нас же пугают американской ПРО, в которой уже всё другое?

– Я не согласен с формулировкой «тупиковый путь». Он скорее – «конечный». Да, есть свои физические ограничения по характеристикам. И это прекрасно понимают, как в Америке, так и у нас. Но мы не прошли ещё этот путь до конца. Не выбрали весь потенциал. Те же американцы, строящие систему ПРО в Европе, тоже не в конце этого пути.

Другое дело, что параллельно нужно начинать прокладывать столбовую дорогу в области вооружения на новых физических принципах, например направленной энергии. Не говоря лишнего, «Алмаз» и этим направлением уже занимается. Работа была возобновлена благодаря Сергею Борисовичу Иванову. Именно в его бытность министром обороны эту тему вновь открыли. До того около 10 лет она не финансировалась, и все эти годы «Алмаз» на собственные внебюджетные средства содержал коллектив разработчиков в области оружия направленной энергии. И заново, на втором дыхании, мы начали её осваивать.

Если до 2000 года мы опережали США в этом направлении лет на десять, то сегодня лет на пять отстаём. Но задел у нас очень хорош. Кстати, ещё об Иванове. Глубоко благодарен ему за проведение целых двух выездных заседаний Военно-промышленной комиссии на «Алмазе», где мне, как основному докладчику, в 2007 году удалось доказать необходимость создания ЕС ЗРО ПВО-ПРО 5-го поколения при головной роли «Алмаза». А в 2009 году успешно отчитаться за проделанную в этом направлении работу по открытым новым высокотехнологичным ОКР «Морфей», «Витязь», «Триумфатор-М», «Сокол-Эшелон», «Перспектива АСУ авиации и ПВО» и др., составляющим основу ВКО РФ. Технические проекты по всем тим ОКР были своевременно и в полном объёме завершены под моим руководством в 2010 году.    

Про ЕвроПРО    

- Сегодня все носятся с американскими системами ПРО в Европе. Это действительно так опасно для нас?    

- А зачем вы об этом меня-то спрашиваете? Всё уже сказал на днях Путин, и я ему за это аплодирую. Сказал совершенно чётко: ЕвроПРО направленно против России. ЕвроПРО покрывает зону российских установок шахтного и иного базирования до Урала и далее. И ЕвроПРО конечно же конкретно направлена на ослабление российского ядерного потенциала ответно-встречного удара. Всё. Точка. Единственное, жаль, что это прозвучало сейчас, а не раньше. Не стоило с этими американцами играть в игрушки, когда и так давно всё ясно.    

– Игрушки – не игрушки, но они их сделают, а нам как себя ощущать?    

– Они по-своему правы. Как островное, по сути, государство, стараются перенести будущий театр военных действий как можно дальше от своих границ. На их месте я делал бы то же самое. Пока мой соперник позволяет, я буду максимально тянуться к его границам.    

– А как мы можем этого не позволить? Кубу-то отдали. Обратно просить?    

– Вот именно, отдали, и теперь «они идут к нам». Протягивают свои щупальца к нашим границам. Но мы всё равно не должны им этого разрешать.    

– Но каким образом?    

– Я не политик, не дипломат, могу рассуждать только на уровне здравого смысла. Есть люди, облечённые необходимой властью и полномочиями, есть целый комплекс мер, которые традиционно применяются в мировой исторической практике. Нам нужно дипломатическим, информационным воздействием, а главное – реальным вооружением доказывать своё превосходство. Создавать свою ПРО. Американцы-то свою точно не бросят. И всё, что им нужно от нас, – наше пространство, на котором они хотят разместить свои установки, чтобы протянуть щупальца дальше, в сторону Китая. То есть речь ведётся о ПРО уже планетарного масштаба. Меня спрашивал академик Велихов: «Игорь, а тебя приглашали для консультаций по позициям России по ЕвроПРО?»    

– В то время, когда вы ещё были генеральным директором и генеральным конструктором?    

– Да. «Нет, – говорю, – не приглашали». – «И меня не приглашали. А кто же им тогда готовит позицию и предложения?» – «И мне хотелось бы посмотреть на тех экспертов…» – рассмеялся я тогда. Ведь кого ни спрошу из своих профессиональных коллег-ВКОшников – никто не участвует. Совершенно непонятно, кто готовит технические предложения. Если этим занимаются «рулевые» из управляющих компаний, то понятно, что не будет там ничего внятного.    

Короче, считаю, что Россия должна занимать позицию упругого и активного сопротивления любой зарубежной экспансии к нашим берегам и к нашим границам, какими бы «мирными инициативами» она ни прикрывалась. И без «прогибов». Причём не только в области ЕвроПРО. Редко кто вспоминает про опасность с юга. Могут же и со стороны Персидского залива подойти и ударить в южную подбрюшину России. Говорят в основном про опасность удара с Запада и через Северный полюс. А про Юг молчим.    

Да мы про многое молчим...

Источник: «Аргументы Неделi», Москва

ТЕГИ
Комментарии
Вы можете оставить комментарий, войдя на сайт под своим логином и паролем или авторизироваться через социальные сети.
Игорь Рауфович Ашурбейли
Гражданство: Россия
Дата рождения: 9 сентября 1963 года
Место рождения: Баку, Азербайджанская ССР, СССР
Ученое звание: доктор технических наук
Научная деятельность: воздушно-космическая оборона
Место работы: АО «Социум»
Награды и премии: Орден Почета Медаль «300 лет Российскому флоту» Медаль Жукова Медаль «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» Медаль «200 лет Министерству обороны» Нагрудный знак «За отличие в службе» I степени Медаль «В память 850-летия Москвы» Памятный знак «100 лет противовоздушной обороне» Орден «За честь и доблесть» Человек года - 2013 Орден «Святого князя Александра Невского» I степени Орден «Святой Анны» II степени Орден Святого благоверного князя Даниила Московского II степени Орден «Преподобного Серафима Саровского» III степени Медаль «Святого благоверного великого князя Георгия Всеволодовича» I степени Памятный знак «Святителя Николая» II степени
  Все награды

 

АВТОРСКИЕ КОЛОНКИ
ЦИТАТЫ
ЦИТАТЫ
ТЕГИ
ПОДПИШИТЕСЬ НА НАШИ НОВОСТИ!